От страха к пониманию. Почему Северная Корея не реагирует на военные учения США и Южной Кореи?

11.04.2018

Нет никаких сомнений в том, что страх перед военными играми США и Южной Кореи послужил одной из ключевых движущих сил ускоренного развития ядерных вооружений КНДР.

Ежегодно США и Южная Корея проводят два рутинных совместных военных учения – Foal Eagle и Key Resolve. 1 апреля около 11500 военнослужащих США и 300 000 южнокорейских солдат приняли участие в совместных полевых учениях Foal Eagle, которые были отложены из-за зимних Олимпийских и Паралимпийских игр. Во-первых, график учений был сокращён наполовину, а количество стратегических вооружений, прибываемых из США, значительно уменьшено. Во-вторых, нынешние версии Foal Eagle и Key Resolve более ориентированы на оборону, а не на наступление. Короче говоря, эти военные учения скорее показывают «рутинность» военного сотрудничества между США и Южной Кореей, чем «целенаправленную демонстрацию силы».

До того, как Северная Корея в конце ноября 2017 года объявила о завершении создания собственных ядерных вооружений, любые боевые действия (в том числе учения), направленные против КНДР со стороны США и Южной Кореи, вызывали жёсткую ответную реакцию, которая привела к взрывоопасной ситуации на Корейском полуострове в 2016–2017 годах.

Ответ на «Хвасон-15»: уничтожение, санкции или «двойная заморозка»? Глеб Ивашенцов
В ночь на 29 ноября КНДР провела испытания межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-15». По данным Пентагона, она преодолела около 1000 км, после чего упала в Японское море. Северокорейские военные подчёркивают, что «Хвасон-15» способна нести «сверхбольшую тяжёлую ядерную боеголовку» и достичь любой точки на материковой части США. Руководитель КНДР Ким Чен Ын после успешного испытания новой ракеты «Хвасон-15» заявил, что его страна осуществила «великую историческую задачу», создав полноценные ракетно-ядерные силы.

В международном политическом контексте Северная Корея часто интерпретировала военные учения США и Южной Кореи как настоящую «военную игру» со всеми вытекающими угрозами. Фактически военные учения США и Южной Кореи имеют тенденцию иметь два набора оперативных планов, один из которых направлен на то, чтобы превратить военные учения в настоящие военные действия против Севера (см. оперативные планы OPLAN5027, 5029, 5015). Нет никаких сомнений в том, что страх перед военными играми США и Южной Кореи послужил одной из ключевых движущих сил ускоренного развития ядерных вооружений КНДР.

В комментарии, написанном для сайта клуба «Валдай» и озаглавленном «Ядерный статус КНДР открывает больше возможностей для деэскалации на Корейском полуострове», мы говорили о том, связано ли с завершение строительства ядерных сил с выработкой иммунитета КНДР к американо-южнокорейским учениям. Когда Ким Чен Ин принимал специального посланника президента Южной Кореи, он дал понять, что может с пониманием отнестись к предстоящим военным учениям США и Южной Кореи, которые были отложены из-за Зимней Олимпиады. Это подтверждает изменение позиции КНДР после завершения модернизации ядерного оружия к военным учениям США и Южной Кореи, которые являются своего рода обязательными для Юга.

«Сдержанность» и «рутинность» учений, а также усиленный иммунитет Северной Кореи к военным играм США и Южной Кореи и определили нынешнюю позицию Севера как «стоящего в стороне». Но нужно сделать некоторые «витринные шаги» для внутренней и международной политики. Поэтому официальные СМИ Северной Кореи, скорее всего, будут продолжать осуждать военные учения США и Южной Кореи, но в не слишком резком тоне. Кроме того, по-прежнему существует вероятность того, что Север в состоянии отреагировать на военные учения США и Южной Кореи, приняв ответные военные действия, что и показывали события последних нескольких лет.

Но всё же можно утверждать, что предстоящие саммиты «Пхеньян – Сеул» и «Пхеньян – Вашингтон» наряду с позитивной эволюцией на полуострове являются причинами нынешнего пониженного статуса военных учений. Кто-то может сомневаться и даже предсказывать возможные инциденты в ходе учений, которые могут подорвать наметившийся мирный процесс. Конечно, нет ничего невозможного, но всё же вероятность резкого разворота минимальна и маловероятна.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Накат-откат: как Ким и Трамп разговаривают друг с другом
29.05.2018
В жёсткой риторике и балансировании на грани срыва переговоров между двумя лидерами всё же есть положительная сторона – даже для тех, кто предпочёл бы более сложную конвенциональную дипломатию: всё

Эксперт: 
Ким Е Ын
Ким – Трамп: чья ядерная кнопка больше?
28.05.2018
Вероятно, окружение Дональда Трампа решило, что если северокорейцы разорвут сделку и объявят, что не хотят встречаться, – это будет более серьёзным унижением, чем если об этом объявит президент США.
Весенняя заря разрядки в Корее: что делать России?
30.04.2018
«Историческая встреча» между Ким Чен Ыном и Мун Чже Ином в Пханмунчжоме 27 апреля 2018 года оказалась театрально эффектна и полна важных для Азии символов и смыслов. Пиар-эффект от саммита был велик

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться