От страха к пониманию. Почему Северная Корея не реагирует на военные учения США и Южной Кореи?

11.04.2018

Нет никаких сомнений в том, что страх перед военными играми США и Южной Кореи послужил одной из ключевых движущих сил ускоренного развития ядерных вооружений КНДР.

Ежегодно США и Южная Корея проводят два рутинных совместных военных учения – Foal Eagle и Key Resolve. 1 апреля около 11500 военнослужащих США и 300 000 южнокорейских солдат приняли участие в совместных полевых учениях Foal Eagle, которые были отложены из-за зимних Олимпийских и Паралимпийских игр. Во-первых, график учений был сокращён наполовину, а количество стратегических вооружений, прибываемых из США, значительно уменьшено. Во-вторых, нынешние версии Foal Eagle и Key Resolve более ориентированы на оборону, а не на наступление. Короче говоря, эти военные учения скорее показывают «рутинность» военного сотрудничества между США и Южной Кореей, чем «целенаправленную демонстрацию силы».

До того, как Северная Корея в конце ноября 2017 года объявила о завершении создания собственных ядерных вооружений, любые боевые действия (в том числе учения), направленные против КНДР со стороны США и Южной Кореи, вызывали жёсткую ответную реакцию, которая привела к взрывоопасной ситуации на Корейском полуострове в 2016–2017 годах.

Ответ на «Хвасон-15»: уничтожение, санкции или «двойная заморозка»? Глеб Ивашенцов
В ночь на 29 ноября КНДР провела испытания межконтинентальной баллистической ракеты «Хвасон-15». По данным Пентагона, она преодолела около 1000 км, после чего упала в Японское море. Северокорейские военные подчёркивают, что «Хвасон-15» способна нести «сверхбольшую тяжёлую ядерную боеголовку» и достичь любой точки на материковой части США. Руководитель КНДР Ким Чен Ын после успешного испытания новой ракеты «Хвасон-15» заявил, что его страна осуществила «великую историческую задачу», создав полноценные ракетно-ядерные силы.

В международном политическом контексте Северная Корея часто интерпретировала военные учения США и Южной Кореи как настоящую «военную игру» со всеми вытекающими угрозами. Фактически военные учения США и Южной Кореи имеют тенденцию иметь два набора оперативных планов, один из которых направлен на то, чтобы превратить военные учения в настоящие военные действия против Севера (см. оперативные планы OPLAN5027, 5029, 5015). Нет никаких сомнений в том, что страх перед военными играми США и Южной Кореи послужил одной из ключевых движущих сил ускоренного развития ядерных вооружений КНДР.

В комментарии, написанном для сайта клуба «Валдай» и озаглавленном «Ядерный статус КНДР открывает больше возможностей для деэскалации на Корейском полуострове», мы говорили о том, связано ли с завершение строительства ядерных сил с выработкой иммунитета КНДР к американо-южнокорейским учениям. Когда Ким Чен Ин принимал специального посланника президента Южной Кореи, он дал понять, что может с пониманием отнестись к предстоящим военным учениям США и Южной Кореи, которые были отложены из-за Зимней Олимпиады. Это подтверждает изменение позиции КНДР после завершения модернизации ядерного оружия к военным учениям США и Южной Кореи, которые являются своего рода обязательными для Юга.

«Сдержанность» и «рутинность» учений, а также усиленный иммунитет Северной Кореи к военным играм США и Южной Кореи и определили нынешнюю позицию Севера как «стоящего в стороне». Но нужно сделать некоторые «витринные шаги» для внутренней и международной политики. Поэтому официальные СМИ Северной Кореи, скорее всего, будут продолжать осуждать военные учения США и Южной Кореи, но в не слишком резком тоне. Кроме того, по-прежнему существует вероятность того, что Север в состоянии отреагировать на военные учения США и Южной Кореи, приняв ответные военные действия, что и показывали события последних нескольких лет.

Но всё же можно утверждать, что предстоящие саммиты «Пхеньян – Сеул» и «Пхеньян – Вашингтон» наряду с позитивной эволюцией на полуострове являются причинами нынешнего пониженного статуса военных учений. Кто-то может сомневаться и даже предсказывать возможные инциденты в ходе учений, которые могут подорвать наметившийся мирный процесс. Конечно, нет ничего невозможного, но всё же вероятность резкого разворота минимальна и маловероятна.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Кластер сотрудничества между Россией, Северной и Южной Кореей
12.09.2018
Корейская тема на Восточном экономическом форуме – 2018 является наиболее заметной. Ей была посвящена значительная часть времени на «саммитовой» пленарной сессии с участием руководителей пяти стран
Оттепель на Корейском полуострове. Зима близко?
06.08.2018
Администрация Мун Чжэ Ина делает всё, чтобы создать впечатление, что дела на Корейском полуострове обстоят самым лучшим образом. Однако категорическое нежелание Северной Кореи отказаться от ядерного

Эксперт: 
Андрей Ланьков
Межкорейский саммит: разговоры в пользу бедных?
20.09.2018
Итоги межкорейского сентябрьского саммита, изложенные в так называемой Пхеньянской декларации, оставляют двоякое впечатление. С одной стороны, хватает декларативных заявлений и маловыполнимых обещаний

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться