Cмотреть
онлайн-трансляцию
Карл Маркс 200 лет спустя. Часть I

Господствующая буржуазия принимает новую глобальную форму. Потребление начинает занимать в жизни людей место более важное, чем производство. Эти и другие события объясняют отсутствие классового сознания и появление совсем другого типа политики в развитых странах, отличного от той которую предвидели марксисты начала ХХ века. Всё это приводит к отсутствию пролетарского общественного сознания, которое, по мнению Маркса, должно было созреть и дать стимул революции.

Маркс родился в городе Трир Рейнской области 5 мая 1818 года в еврейской семье, хотя отец Маркса ещё до его рождения обратился в христианство. Маркс умер относительно неизвестным мыслителем – лишь 11 человек пришли проститься с ним на лондонское Хайгейтское кладбище 17 марта 1889 года. Несмотря на то, что «Манифест Коммунистической партии» был опубликован в 1848 году, а первый том «Капитала» в 1867 году, при жизни большая часть его работ не была опубликована, и он обрёл статус влиятельного интеллектуала только после смерти.

Пик влияния его идей пришёлся на советский период первой половины XX века, когда к его наследию обратились Ленин, Сталин, Мао, Че Гевара и Кастро. Вне политики его работы сильно повлияли на авторов гуманитарных и социальных научных трудов, особенно в странах континентальной Европы, но не в англоязычных странах. Несмотря на то, что его репутация и влияние ослабли после падения социалистических государств, в конце 1990-х годов произошла переоценка его наследия. В октябре 1997 года в специальном выпуске журнала The New Yorker, посвящённом Марксу, Джон Кэссиди отозвался о нём, как о «грядущем крупном мыслителе», который сможет разоблачить динамику современного капитализма. Однако за последние 20 лет его последователи мало повлияли на гегемонию неолиберализма.

От Маркса к марксизму

В его работах присутствуют три взаимосвязанных компонента: методы исторического материализма, социально-экономический анализ капитализма и политика классовой революции. Они также оказали косвенное влияние на гуманитарные науки, особенно в приложении к толкованию культуры. От других критиков социального устройства общества Маркса отличает взаимообусловленность его философских подходов к истории, подробный анализ экономики капитализма и манера сочетания исторических и экономических событий для предсказания заката капитализма и прихода ему на смену социализма.

Привлекательность марксизма заключается в том, что он даёт основу эволюции общества сродни дарвинским идеям эволюции в природе. Капитализм принёс с собой современное общество (основанное на достижениях науки, светское, богатое и демократическое в политическом отношении), которое одновременно способствует освобождению человека и его экономической эксплуатации. Социалистическое будущее превосходит капитализм, уничтожая элементы эксплуатации (господство капитала и рыночные отношения), которые изначально были необходимы для прогресса и развития освободительных компонентов (экономика для целей общественного блага, а не для извлечения частной прибыли и реальная представительная демократия). Следовательно, социализм является прямым наследником эпохи Просвещения. Для марксистов социализм, включающий в себя освободительные элементы модернизации и одновременно не ограниченный рамками капитализма, не только способствует развитию производительных сил, но и обещает в перспективе рождение более высокого уровня цивилизации.

Неоднозначность марксизма

Георгий Плеханов назвал марксизм «целостным мировоззрением» уже в 1907 году в своей работе «Основные вопросы марксизма». Этот подход заложил основу «марксизма», который впоследствии заменил религию как средство понимания мира. После Октябрьской революции 1917 года труды Маркса были преобразованы в государственную идеологию; и литература, и генетика, и политика, и даже химия имели определение «марксистская». Именно в вопросах интерпретации учения Маркса возникают трудности, поскольку интеллектуалы и политические лидеры приспосабливают идеи Маркса для легитимации своих идеологических или политических позиций.

Все основные аспекты его наследия открыты для критики, а также неоднозначных и противоречивых интерпретаций. Даже сам Карл Маркс, комментируя политику, с которой выступал Жюль Гед от его имени, заявил «несомненно, сам я не являюсь марксистом». Оценка становится ещё более спорной, когда «марксизм» становится официальной идеологией государства, хотя и объединённый с ленинизмом или учением Мао Цзэдуна.

В качестве научного метода, так же, как и теория эволюции Дарвина, учение Маркса можно и нужно развивать и при необходимости корректировать. Марксизм, как и другие научные теории, должен оцениваться в свете других теорий и эмпирических выводов. Такие экономисты как Эрнест Мандель, Александр Бузгалин, Эрик Олин Райт и Том Боттомор в социологии, расширили и уточнили оригинальные работы Маркса. Вместо талмудического изучения трудов Маркса метод должен состоять в изучении структур современного общества и выявлении их динамики. Это требует анализа капитализма и, в частности, его экономической составляющей.

Здесь могут рассматриваться только два важнейших элемента современного капитализма: классовая структура капитализма и экономическая координация при социализме.

Классовый анализ

По Марксу «собственники одной только рабочей силы, собственники капитала и земельные собственники, соответственными источниками доходов которых является заработная плата, прибыль и земельная рента, следовательно, наёмные рабочие, капиталисты и земельные собственники образуют три больших класса современного общества, покоящегося на капиталистическом способе производства» [«Капитал», том III]. Данное определение отражает абсолютную социальную реальность Англии XIX века, но его недостаточно для гораздо более дифференцированной классовой структуры XXI века.

Как и предполагал Маркс, капитализм приводил к сокращению числа самозанятых людей и тех, кто работал в сельском хозяйстве и превращал всё экономически активное население в наёмных работников. В США в 1776 году 80 процентов населения, не являвшегося рабами, извлекали доход из своей собственности и труда, а к 1980 году 90 процентов экономически активного населения приходилось на наёмную рабочую силу. Это движение потенциально обеспечивало экономическую основу для предсказанного антагонистического конфликта между буржуазией и рабочим классом.

Однако соотношение сил уже не может анализироваться только в терминах классовых отношений и эксплуатации (извлечения прибыли). Теперь сюда входят новые формы доминировании (и дискриминации), такие как патриархат, бюрократия и оценка по дипломам (то есть власть людей со знаниями «экспертного» уровня).

Меняющаяся классовая структура

Собственность на производительные активы порождает экономическую эксплуатацию (прибыль). Кроме того, растущие армии руководителей и квалифицированных специалистов обладают значительными полномочиями в сфере управления. Пришла «новая буржуазия» с культурным капиталом, которая контролирует создание знаний и занимает верховное положение в науке и технике, образовании и средствах массовой информации. Однако обладание культурным капиталом признаёт верность учения Маркса, а не отрицает его. Собственность на производительные активы стимулирует деятельность компаний. Такие медиа-компании, как Google, Disney и Netflix, работают для извлечения прибыли, а их экономические достижения во многом определяются их положением на рынке и стремлением к извлечению прибыли.

Но правящий класс больше не может дифференцироваться исключительно с точки зрения собственности; необходимо учитывать позиции, обеспечивающие контроль над ресурсами (как физическими, так и человеческими). Такие отношения приобретают немалое значение в обществах, где государство владеет производительными силами, поскольку в них фактическая власть часто находится в среде чиновников.

Современная социология проявляет интерес к расовым, этническим и гендерным отношениям, которые являются формой доминирования/подчинения, предшествовавшей капитализму. Однако такие отношения, которые являются важными компонентами политики идентичности, не могут быть приравнены к экономической эксплуатации, которая остаётся движущей силой капитализма. Политика идентичности требует справедливости и равных прав перед законом, а не трансформации капитализма. Это способствует освобождению личности, но не искоренению экономической эксплуатации. Равный доступ к неравным структурам собственности может усилить, а не ослабить состав классовой системы, основанной на собственности.

Меняющийся характер капитала

Форма собственности также изменилась по двум основным параметрам по сравнению с Англией XIX века. Во-первых, в ведущих капиталистических странах произошла деперсонализация класса капиталистов. Акционерная корпорация распалась на фрагменты с образованием различных компонентов собственности, а финансовые инструменты и фонды пришли на смену предпринимателю XIX века. Таким образом, «капитал» принял более абстрактную и менее персонализированную форму. Во-вторых, географическое распространение производительных сил привело к тому, что корпорации приобрели глобальный характер в отношении собственности и управления. Транснациональные корпорации пришли на смену национальным капиталистическим фирмам.

Политическими процессами управляет новый класс нацеленных на глобализацию политиков (в частности, Тони Блэр в бытность его премьер-министром Великобритании и председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер). Возникли международные институты (ВТО, МВФ, Всемирный банк), которые координируют глобальную валютную систему. Их представители собираются на таких площадках, как Давос. Господствующая буржуазия принимает новую глобальную форму.

Детерриториализация также способствует разделению рабочего класса. Поскольку международные компании стремятся снизить затраты на рабочую силу, большая мобильность капитала и удешевление транспортных расходов позволяют размещать производство в регионах с низкой оплатой труда. Электронные средства связи в эпоху неолиберализма способствуют практически неограниченной мобильности капитала, что приводит к изменению сочетания факторов производства в странах с низкими доходами населения. Следовательно, акцент на классовый конфликт больше не может сдерживаться рамками национального государства.

Достижения в области технологий привели к резкому увеличению производительных сил капитализма. Даже в условиях безработицы в постиндустриальных странах люди сумели обеспечить себе экономически стабильное существование и, за счёт падения цен на промышленный импорт, даже ощутили улучшение своих материально-бытовых условий. Потребление начинает занимать в жизни людей место более важное, чем производство. И «консьюмеризм» заменил «класс» как объединяющую идеологию и стал средоточием идентичности отдельного человека.

В этих условиях произошла ещё большая индивидуализация и возникновение политики идентичности. Такие события объясняют отсутствие классового сознания и появление совсем другого типа политики в развитых странах, отличного от той которую предвидели марксисты начала ХХ века. Всё это приводит к отсутствию пролетарского общественного сознания, которое, по мнению Маркса, должно было созреть и дать стимул революции.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.