Как растущие связи между Ираном и Ираком принесут пользу Москве?

Не только сам Иран не стремится формировать идеологическую ось с участием Ирака, но и нынешний внешнеполитический подход Багдада не допускает такого развития событий. Власти Ирака показали, что не намерены вставать на сторону Ирана или Саудовской Аравии в их региональном соперничестве. Вместо этого они пытаются добиться максимальных преимуществ от поддержания дружественных отношений с странами при проведении сбалансированной внешней политики.

Впервые с вступления в должность в октябре 2018 года премьер-министр Ирака Адиль Абдул-Махди 6-7 апреля посетил Тегеран с официальным визитом по приглашению президента Ирана Хасана Роухани.

Визит Абдул-Махди в Тегеран состоялся на фоне активных попыток администрации президента США Дональда Трампа разорвать связи Ирана с его политическими и экономическими партнёрами в рамках стратегии «максимального давления» на Исламскую Республику. Поскольку временные исключения из санкционного режима, введённые Вашингтоном для ряда потребителей иранских энергоносителей, подходят к концу, США удвоили своё давление на эти страны, чтобы разорвать их связи с Тегераном под угрозой суровых наказаний.

В настоящее время более 30 процентов потребляемой Ираком электроэнергии импортируется из Ирана. Хотя США недавно согласились на продление Багдадом закупок электроэнергии у Ирана на 90 дней, иракские официальные лица утверждают, что в течение этого периода невозможно сократить импорт и стране необходимы как минимум три года, чтобы достичь самообеспеченности в этой области. В то же время премьер-министр Ирака дал понять, что его администрация не будет соблюдать односторонние американские санкции против Исламской Республики.

Почему антииранская стратегия США не сработает?
Александр Марьясов
Иранцам не привыкать к жёстким действиям США в отношении своей страны – с небольшими перерывами это длится вот уже почти 40 лет. Иранская революция 1979 года нанесла жесточайший удар по тщеславию и самолюбию «единственной сверхдержавы» и породила стойкий антииранский синдром у американского истеблишмента. США продолжают считать ниже своего достоинства нормализацию отношений с единственной ближневосточной страной, которой они так и не смогли навязать свою волю в политической, экономической, идеологической и других областях.
Мнения экспертов

Фактически иракское правительство не просто продолжает импортировать электроэнергию из Ирана. Обе стороны также заняты разработкой планов по минимизации влияния санкций США на их экономические связи, включая использование местных валют для ведения торговли. Масштабы и характер недавних соглашений между двумя сторонами, охватывающих широкий спектр от соединения железнодорожных систем до увеличения объёма двусторонней торговли в ближайшем будущем до 20 миллиардов долларов, лишь подтверждают серьёзный провал антииранской кампании Вашингтона.

Пытаясь изменить курс Ирака в отношении Ирана и помешать развитию связей между двумя странами, Вашингтон сталкивается с двумя основными проблемами. С одной стороны, сильное влияние Ирана на многие влиятельные политические группировки в Ираке, особенно шиитские, очень затрудняет, если не предотвращает любые шаги иракского правительства по пересмотру тесных связей с Ираном, даже если бы оно захотело их пересмотреть. С другой стороны, хотя террористическая группировка ДАИШ (Запрещена в РФ) фактически побеждена и лишена территорий, которые она контролировала в Ираке, ситуация с безопасностью в стране всё ещё весьма хрупкая и любое чрезмерное политическое или экономическое давление на иракское правительство может привести к возрождению радикальных движений и новой волне нестабильности. Этот фактор серьёзно ограничивает США, поскольку потенциальная нестабильность, вызванная введением санкций против Ирака, может бумерангом ударить по Вашингтону и поставить под угрозу его собственные региональные интересы.

Однако стоит отметить, что, вопреки утверждениям большинства американских чиновников и аналитиков, нынешний статус ирано-иракских отношений не подразумевает своего рода идеологическую «шиитскую ось» как часть иранского генерального плана по доминированию в регионе или борьбе с его суннитскими арабскими конкурентами. Напротив, подход Тегерана к расширению отношений с Багдадом больше связан с удовлетворением экономических интересов в период санкций, чем с идеологической или гегемонистской программой. Иными словами, один из основных подходов, разработанных иранским правительством для борьбы с негативными последствиями санкций США, заключается в развитии экономических связей прежде всего с соседями. Именно на эту тенденцию указывает активизация внешней политики Тегерана в отношении России, Азербайджана, Армении и Ирака.

Фактически не только сам Иран не стремится формировать идеологическую ось с участием Ирака, но и нынешний внешнеполитический подход Багдада не допускает такого развития событий. При премьере Абдул-Махди Ирак пытается установить благоприятные отношения со всеми государствами региона, включая главного соперника Ирана Саудовскую Аравию. Хотя недавнее заигрывание Саудовской Аравии с Ираком, нашедшее отражение в таких шагах, как подписание крупных экономических соглашений с Багдадом и предоставление финансовых «подарков», в основном обусловлено целью Эр-Рияда противостоять влиянию Ирана в этой арабской стране, власти Ирака показали, что не намерены склоняться к той или иной стороне в их региональном соперничестве. Вместо этого они пытаются добиться максимальных преимуществ от поддержания дружественных отношений с обеими странами при проведении сбалансированной внешней политики.

Такая внешняя политика не только способствует стабильности Ирака и перспективам его экономического процветания, но также может служить интересам ряда других субъектов, включая Россию. В качестве основного элемента своей ближневосточной политики Москва всегда пыталась установить хорошие отношения со всеми странами региона, проявляя при этом большой интерес к сохранению регионального баланса сил и предотвращению любых столкновений между конкурирующими региональными державами. Таким образом, нынешняя тенденция в отношениях между Ираном и Ираком, похоже, встретит поддержку со стороны России.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.