Италия как enfant terrible европейского единства

Италия заблокировала заявление Евросоюза о признании Хуана Гуайдо временным президентом Венесуэлы, тем самым снова скомпрометировав общую внешнюю политику ЕС на глазах у всего мира. Европейскому союзу становится всё труднее поддерживать единство и солидарность: сегодня глубокие разногласия наблюдаются не только между «старыми» и «новыми» членами Союза, но и внутри «ядра» государств-основателей, пишет Елена Алексеенкова, старший научный сотрудник отдела Черноморско-Средиземноморских исследований Института Европы РАН, менеджер по аналитической работе Российского совета по международным делам.

Ярчайший пример тому – конфликт между Римом и Брюсселем и фундаментально различные представления о будущем ЕС в тройке лидеров – Италии, Франции и Германии. Удастся ли «интеграционистам» в Париже и Берлине приструнить итальянских «совранистов» или же придётся пересматривать баланс национального и наднационального суверенитетов внутри ЕС и искать новые основания для формирования доверия внутри Союза – в этом состоит ключевой вопрос для будущего ЕС.

За десять месяцев, пока новое итальянское «правительство перемен» находится у власти, ему удалось всерьёз обострить дискуссию по ряду ключевых вопросов наднациональной интеграции. В практической плоскости это коснулось прежде всего правил распределения беженцев и контроля за безопасностью границ Союза, а также финансовой дисциплины государств-участников. Конфликт между Римом и Брюсселем вокруг итальянского бюджетного плана на 2019 год, требование пересмотра Дублинских соглашений и создания «справедливой» системы распределения беженцев и равной ответственности всех приморских государств за приём судов с беженцами – среди наиболее острых пунктов повестки противостояния. 

Италия и ЕС: поединок продолжается?
Ориетта Москателли
В беспрецедентном поединке между Италией и Еврокомиссией каждый преследует свои цели, и трудно представить, когда обоюдоострое оружие будет вставлено в ножны. Действительно, словесная полемика между Брюсселем и Римом достигла такого накала, что компромисс выглядит практически недостижимым. Но к счастью для Италии и, вероятно, также для Европы, не всё так плохо. По крайней мере пока.  
Мнения экспертов

Однако глубинные основания противоречий – в разных взглядах государств-основателей ЕС на степень суверенности национальных правительств. Будь то в вопросах финансов или миграции, будь то в сфере внешней политики.

Так и не дождавшись конкретных плодов достигнутого на июньском саммите ЕС соглашения по миграции, итальянцы начали действовать в одиночку. В частности, осенью 2018 года был принят нашумевший «закон о безопасности», в котором Италия суверенно определила правила содержания мигрантов, запросивших статус беженца, и правила его предоставления. Кроме того, министр внутренних дел Италии Маттео Сальвини объявил итальянские порты закрытыми для суден с беженцами, чем продолжает вызывать гнев Парижа и Берлина. Он также призвал сосредоточиться на помощи мигрантам на ливийских берегах, коль скоро страны ЕС не могут договориться о справедливом распределении беженцев и создании эффективно работающей системы контроля границ ЕС. Такая же позиция начинает звучать и из уст политических лидеров других стран ЕС, например, Польши. Есть риск, что такой подход будет набирать вес и в других странах Союза. Кроме того, сегодня под вопросом стоит продление операции «София», к пересмотру условий которой с лета 2018 года призывает Италия, играющая ключевую роль в реализации мер спасания терпящих бедствие судов.

При согласовании бюджетного плана на 2019 год Италия пошла на уступки Брюсселю, согласившись сократить дефицит бюджета, однако гарантированный доход гражданина всё же был введён, равно как и «квота 100», позволяющая снизить срок выхода на пенсию до 62 лет. По мнению Брюсселя, эти меры негативно повлияют на экономику страны, Рим же настаивает на пересмотре мер финансовой дисциплины в зависимости от экономической ситуации в каждой конкретной стране. От того, удастся ли «правительству перемен» простимулировать национальную экономику с помощью реализации своего «экономического манёвра» и оказания социальной поддержки населению, во многом будет зависеть дальнейшая дискуссия внутри ЕС по вопросам экономического суверенитета государств.

Стоит отметить, однако, что пока экономические показатели Италии продолжают ухудшаться. 1 февраля 2019 года был зафиксирован отрицательный прирост ВВП в четвёртом квартале 2018 года (-0,2%) и было объявлено о технической рецессии (впервые за последние 5 лет). Рост по итогам 2018 года составил всего 1% ВВП. Таким образом, итальянскому правительству придётся приложить огромные усилия для того, чтобы в Брюсселе и в других столицах ЕС увидели позитивные результаты итальянского «совранизма».

Однако Италия, каким бы «enfant terrible» она ни была, не одинока в своём стремлении пересмотреть некоторые аспекты европейской интеграции, такие как финансовые инструменты, управление миграцией или общая внешняя политика ЕС. В процессе формирования – итальянско-фанцузско-польская коалиция евроскептических партий, вызывающая сильное недовольство в Париже и Берлине. Насколько сильны позиции европейских «совранистов» – будет понятно в мае, на очередных выборах в Европарламент. Тем не менее уже сейчас очевидно, что преодоление кризисных явлений внутри ЕС возможно только в том случае, если хотя бы в «ядре» Союза будет найден новый баланс между национальным и наднациональным суверенитетом и появятся новые внутренние факторы, способствующие формированию «доверия».

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.