Cмотреть
онлайн-трансляцию
Иран-Ирак: на повестке дня добрососедство

Ирак намерен поддерживать определённое равновесие в своих отношениях с США и Ираном, не позволяя Тегерану серьёзно вмешиваться в свои внутренние дела, но и не попадая в зависимость от США в вопросах двусторонних отношений с Ираном. По той же причине Ирак не будет занимать чью-либо сторону в геополитическом противостоянии Ирана со странами Персидского залива, и прежде всего с Саудовской Аравией. Беспроигрышной для себя Багдад видит роль модератора и площадки для выработки консенсуса, своего рода модус вивенди во взаимоотношениях Ирана со своими арабскими соседями.

Бывшие региональные соперники, Иран и Ирак сегодня переживают трудные времена. Полуразрушенный после американского вторжения Ирак, только что освободившийся не без помощи своего восточного соседа от даишевского кошмара, стремится консолидировать внутриполитическую жизнь и взяться за восстановление страны. Иран, зажатый в тисках финансовых и социально-экономических проблем в результате усиливающихся американских санкций, ищет пути ослабления внешнего давления и выживания в кризисных условиях. Эти обстоятельства толкают обе страны к налаживанию взаимовыгодных многосторонних связей с целью преодоления собственных трудностей и создания более стабильной обстановки в регионе.

Иранский фактор играет заметную роль во внутриполитической и экономической жизни Ирака. Тегеран оказал Багдаду эффективную помощь в создании боеспособных военизированных формирований для борьбы с отрядами ДАИШ (Организация, запрещенная в РФ), что усилило иранское политическое влияние в этой стране.

После ужесточения американских санкций против Ирана Ирак стал одним из крупнейших торговых партнёров Тегерана. Иран снабжает своего соседа электроэнергией, газом и нефтью, в чём остро нуждается энергетический сектор Ирака, а также сельскохозяйственной продукцией. В иракских банках скопились значительные денежные средства Ирана, и он рассматривает Ирак в качестве важного канала осуществления финансовых расчётов с теми странами, которые продолжат сотрудничество с ИРИ, несмотря на угрозу вторичных санкций со стороны США.

Как растущие связи между Ираном и Ираком принесут пользу Москве?
Хамидреза Азизи
Не только сам Иран не стремится формировать идеологическую ось с участием Ирака, но и нынешний внешнеполитический подход Багдада не допускает такого развития событий. Власти Ирака показали, что не намерены вставать на сторону Ирана или Саудовской Аравии в их региональном соперничестве. Вместо этого они пытаются добиться максимальных преимуществ от поддержания дружественных отношений с странами при проведении сбалансированной внешней политики.
Мнения экспертов

В ходе состоявшегося в марте официального визита в Багдад президента ИРИ Хасана Роухани был подписан ряд меморандумов о взаимопонимании по вопросам сотрудничества в области энергетики, железнодорожного транспорта, здравоохранения, безопасности и взаимного облегчения визового режима. Эти вопросы более обстоятельно обсуждались в ходе только что завершившегося визита в Иран премьер-министра Ирака Адиля Абдул-Махди.

Всё это свидетельствует о том, что иракские власти не собираются присоединяться к антииранским санкциям и становиться инструментом давления на Тегеран. В ответ на требования американцев прекратить энергетическое сотрудничество с Ираном власти Ирака заявляют, что прекращение такого сотрудничества до полного восстановления разрушенной энергетической системы страны может привести к протестным выступлениям населения и дестабилизации обстановки в стране. В этой связи иракская сторона настаивает на продлении американцами разрешения на продолжение поставок иранской нефти в рамках исключений из санкционного режима.

Об изменении к лучшему общей атмосферы двусторонних отношений свидетельствует тот факт, что в ходе своего пребывания в Ираке президент Роухани, помимо встреч с руководством страны и представителями суннитских партий, был принят высшим шиитским религиозным авторитетом Ирака – великим аятоллой Али аль-Систани. Ранее, в 2008 и 2013 годах, он уклонялся от встреч с тогдашним президентом ИРИ Махмудом Ахмадинежадом во время его визитов в Ирак. Духовный лидер иракских шиитов, как и другие руководители Ирака, заявил о важности развития конструктивных добрососедских отношений между двумя странами на основе взаимных интересов. Признавая роль Ирана в борьбе с ДАИШ на территории Ирака, он сделал акцент на важности уважения суверенитета и невмешательстве во внутренние дела друг друга. Это можно расценивать как предостережение Тегерану от чрезмерного вовлечения во внутрииракские дела, но одновременно и как сигнал Вашингтону не слишком беспокоиться по поводу «иранского засилья» в Ираке. Явно реагируя на заявления США о том, что американские войска остаются в Ираке, чтобы следить за действиями Ирана, Али аль-Систани заметил, что американские военнослужащие остаются в стране для обучения иракских военных и оказания советнической помощи и что Багдад будет сохранять баланс в своих отношениях с Ираном и США.

Голанский парадокс: почему решение Трампа на руку Ирану и Сирии
Мария Ходынская-Голенищева
Решение Трампа по Голанским высотам может вернуть ситуацию в неконтролируемую плоскость. Односторонние, продиктованные исключительно интересами шаги Вашингтона, следствием которых становится повышение конфронтационности и деградация ситуации в сфере безопасности, могут стимулировать региональных игроков воспользоваться ситуацией и получить преимущества «на земле»
Мнения экспертов

Таким образом, Ирак намерен поддерживать определённое равновесие в своих отношениях с США и Ираном, не позволяя Тегерану серьёзно вмешиваться в свои внутренние дела, но и не попадая в зависимость от США в вопросах двусторонних отношений с Ираном. В принципе Багдад не собирается обострять отношения с Вашингтоном, надеясь на его финансовую помощь в восстановлении Ирака. По той же причине Ирак не будет занимать чью-либо сторону в геополитическом противостоянии Ирана со странами Персидского залива, и прежде всего с Саудовской Аравией. Беспроигрышной для себя Багдад видит роль модератора и площадки для выработки консенсуса, своего рода модус вивенди во взаимоотношениях Ирана со своими арабскими соседями.

В этом заинтересована и Россия, сама много делающая для снятия напряжённости между странами ближневосточного региона и стабилизации обстановки здесь.
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.