Иран: год после отмены международных санкций. Что впереди?

26.01.2017

После начала имплементации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), породившего надежды на стремительный рост иранской экономики и развитие внешнеэкономических связей, прошёл год. Можно подводить определённые итоги – как изменилась ситуация в самом Иране и вокруг него.

Отмена санкций, связанных с развитием в Иране ядерной программы, переломила тренд экономического развития в положительную сторону. По прогнозам, темп роста ВВП по итогам 2016 года превысит 4,5%; стал постепенно нарастать и приток иностранных прямых инвестиций в Иран. Однако до «бума» пока далеко. Причин этому много, как внутренних, так и внешних.

Сдерживающим фактором остаётся, например, низкая цена на нефть, ограничивающая, в том числе и валютные возможности Ирана. Но одна из главных причин того, что иностранные компании ограничиваются в основном заключением соглашений об участии в иранской экономике, является сохранение санкций, в первую очередь, санкций США. Особенно болезненными для Ирана являются энергетические санкции, предусматривающие меры против компаний, инвестирующих средства в иранские нефтегазовые проекты. Сохранены санкции, связанные с «поддержкой терроризма» (в основном речь идёт о «Хезболле»), разработкой баллистических ракет.

Позиция Конгресса, приход к власти Дональда Трампа, заявлявшего о возможности пересмотреть СВПД, что делает неопределённой политику новой администрации в отношении Ирана, сохраняющийся запрет на проведение финансовых операций через американские банки, – всё это не только ограничивает связи американских компаний с Ираном, но и компаний других стран, прежде всего стран ЕС. Разрешения США на реализацию заключённых соглашений даются с большим трудом, например, соглашение с Boeing приостановлено, долго проходило согласование по поставкам в Иран аэробусов (концерн Airbus), при сборке которых используются произведённые в США компоненты.

Иран: оправдались ли ожидания от снятия санкций Нина Мамедова
Венское соглашение от июля 2015 года и его имплементация в январе 2016 года породили у Ирана надежды на то, что в страну сразу же «хлынут» крупные иностранные инвестиции, и вместе с доходами от экспорта нефти, на импорт которой отменено эмбарго ЕС, они дадут возможность в кратчайшие сроки преодолеть экономический кризис.

Продление Конгрессом санкций (на 10 лет) 15 декабря 2016 года, неожиданное продление Бараком Обамой санкций против ряда стран, в том числе против Ирана (из-за угрозы терроризма) почти перед самым истечением его полномочий, позволяет прогнозировать отказ Белого дома от линии на сближение с Ираном.

Конечно, последние решения Конгресса и Обамы были крайне негативно восприняты в Иране, особенно в связи с предстоящими президентскими выборами (май 2017 года). И рахбар (высший руководитель) страны, и президент выступили с ожидаемыми заявлениями, в которых они говорили о том, что в ответ на соблюдение Ираном всех положений СВПД США продолжают политику санкций и что это недопустимо.

Из-за сложной экономической ситуации остаётся напряжённым и внутриполитическое положение в стране. Уход из жизни Али Акбара Хашеми Рафсанджани, поддерживавшего курс на экономическую и политическую либерализацию и фактически приведшего к власти Хасана Роухани, может укрепить позиции радикальных сил и КСИР, выступающих против значительных ограничений по СВПД. Ориентация правительства Роухани на привлечение и использование иностранного капитала в определённой мере воспринимается ими как объективная угроза экономическим позициям КСИР, да и снятие санкций рассматривается прежде всего как средство ускорить развитие оборонной промышленности.

На недавней встрече членов «иранской шестерки» министр иностранных дел Ирана подчеркнул, что его страна рассматривает декабрьские решения Конгресса как необязательность американских властей при выполнении соглашения. В качестве ответа на это заявление можно считать упомянутое выше решение Обамы о продлении санкций против терроризма вскоре после окончания встречи. При этом подчёркивалось, что снятие санкций касалось условий по ядерной программе, которые Иран соблюдает.

Тем не менее в выступлениях лидера страны – рахбара Али Хаменеи неоднократно говорится о возможности нарушения Ираном условий СВПД, если страны Запада не выполнят своих обязанностей по отмене санкционного режима. И вероятность исполнения этой угрозы повышается с изменениями в расстановке правящих группировок, то есть с возможным приходом к власти консервативных сил. Для того, чтобы сохранить свои позиции во власти, сторонникам Хасана Роухани, то есть либерально-прагматическому крылу политического истеблишмента, придётся в большей степени сохранять нейтралитет в отношениях с рахбаром, а это также может затормозить проведение реформ. Пока правительству удаётся договариваться с администрацией лидера и с меджлисом по важнейшим социально-экономическим программам. Одобренный меджлисом (но нуждающийся до конца января в одобрении Наблюдательным Советом) Шестой пятилетний план даёт возможность правительству привлекать до 15 млрд долларов прямых иностранных инвестиций в год, не считая участия (до 20 млрд долларов) в совместных компаниях. Это позволяет говорить о сохранении стратегии на расширение связей с мировым рынком.

Безусловно, постепенное восстановление экономического потенциала Ирана, восстановление связей с Западом повысило роль Ирана в регионе. Однако это и привело к углублению противоречий со странами Ближнего и Среднего Востока, особенно с Саудовской Аравией и большинством стран Организации сотрудничества стран Персидского залива, рассматривающих Иран как главного конкурента за влияние в регионе. Хотя Иран присоединился к решению о снижении добычи нефти, противоречий это не ослабило. Из-за участия в событиях в Йемене и в Сирии эти противоречия всё более начинают рассматриваться в регионе и на Западе как шиитско-суннитские противоречия, хотя Иран официально отрицает конфессиональную составляющую этих противоречий.

С точки зрения Ирана, основной проблемой современной ситуации и в регионе, и в мире является борьба с ДАИШ* как источником терроризма и опасности в глобальном масштабе. Но поддерживая правительство Башара Асада как легитимную власть, способную, с точки зрения Ирана, защитить от террора ДАИШ наименее защищённую часть мусульманского мира – шиитов, Иран вступает в противоречие с теми странами, которые стремятся разрушить режим Асада как диктаторский. Выходом из ситуации может быть не столько отказ Ирана от поддержки правительственных войск Сирии, сколько достижение согласия между ведущими странами мира по разрешению сирийской проблемы.

Многое будет зависеть от согласия по этому вопросу между Россией и США. Позиции Ирана и России по поддержке законного правительства Сирии, а главное – по сохранению территориального единства Сирии в целом совпадают. В отношениях же России и Ирана со странами Запада это совпадение позиций, а также согласование действий в Сирии может рассматриваться Западом как фактор, создающий возможность применения санкций как против России, так и против Ирана (санкции против терроризма).

Настороженность Запада в отношении Ирана, сохранение санкций и возможности их нового наложения, применение санкций в отношении России объективно делают эти две страны заинтересованными в сохранении и наращивании взаимного сотрудничества.

* Террористическая организация, запрещённая в России

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Не допустить «сомализации»: как Иран противостоит деструктивной политике Запада…
13.07.2018
13 июля в клубе «Валдай» состоялась дискуссия, посвящённая региональной политике Ирана. В качестве основного спикера выступил Али Акбар Велаяти, советник по международным делам Высшего руководителя

Рубрика:
События клуба
Как не допустить нового витка ирано-израильской конфронтации
22.05.2018
Две израильские операции, проведённые в феврале и мае, можно расценить как попытку выиграть время, которая не только позволит Израилю и Ирану продумать дальнейшие шаги, но и даст возможность третьим

Эксперт: 
Одед Еран
Ближневосточный концерт: как избежать мелодии хаоса
21.05.2018
Ближний Восток стал гравитационным полем притяжения конфликтов, которое затрагивает не только региональные государства, но и глобальные державы. Как перейти от мелодии конфликта к мелодии

Рубрика:
События клуба

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться