Имперское перенапряжение. О положении «либеральной гегемонии» США в мире

Стратегия США, ориентированная на наращивание вооружённых сил внутри страны и поиск государств, которые будут вести по воле США «войны по доверенности», на практике означают растущий изоляционизм. Для России снижение угрозы прямого столкновения с американской армией на Украине, в Сирии или ещё где-нибудь – это главная хорошая новость, присутствующая в обращении Дональда Трампа Конгрессу, считает Станислав Ткаченко, приглашённый профессор Центра исследований экономики и политики стран с переходной экономикой Ляонинского университета.

Ежегодное обращение президента США Дональда Трампа «О положении в стране», произнесённое перед членами Конгресса США и многочисленными гостями церемонии, знаменовало пересечение экватора нахождения нынешнего лидера США в Белом доме. Оно же дало старт новой президентской кампании, обречённой продолжаться почти два года, до ноября 2020-го.

В выступлении Дональда Трампа традиционно доминировала внутриэкономическая повестка, разбавленная лозунгами о величии Америки. Президент прорекламировал продолжающийся рост национальной экономики, рекордные показатели ВВП на душу населения, создание сотен тысяч рабочих мест в промышленности, а также минимальные за десятилетия показатели безработицы. Пересмотр торговых соглашений с доброй половиной государств планеты привёл к возвращению компаний США на национальный рынок, а также расширению возможностей для экспорта промышленной и аграрной продукции. Призывы к двухпартийному партнёрству ради интересов всех жителей США привычным для Трампа образом сочетались с обвинениями демократов в проведении неправомерного расследования и нежелании помочь республиканцам в выполнении важного предвыборного обещания – построить стену на границе с Мексикой.

Это было первое предвыборное выступление новой президентской кампании. Трамп, похоже, не собирается пересматривать идейный фундамент своей внутренней политики: прямолинейный экономический национализм.
 Главная угроза американской «либеральной гегемонии» сегодня исходит от Китая, и действия администрации Трампа в 2018 году показали, что вся мощь государственной машины США поворачивается против Пекина. Именно к Китаю обращена, пожалуй, единственная угроза всего послания – требование продолжить делать уступки Вашингтону в области торговли, защиты интеллектуальной собственности и отказа от «воровства американских рабочих мест».

Внешняя политика в обращении осталась на втором плане, заняв не более 15 процентов времени выступления. Её упоминание требовалось Трампу лишь для того, чтобы подтвердить: на международной арене он делает то, что обещал в 2016 году, и всё развивается в правильном направлении: выгодный американскому бизнесу пересмотр торговых соглашений, рост оборонных расходов до умопомрачительных 716 миллиардов долларов, возвращение войск США домой из зон региональных конфликтов, обещание через год найти решение ближневосточного конфликта. Чаще всего упоминался Китай (3 раза, а с учётом производных слов – пять раз). Россия оказалась на втором месте по упоминаемости (два раза), вместе с КНДР, Сирией, Афганистаном и Ираком. Ни разу не названы современная Европа, ЕС и любое из составляющих его государств. Полным молчанием обойдены Украина, Грузия и другие прежние американские фавориты на постсоветском пространстве. Для президентских выборов 2020 года они являются балластом, их уже выбросили за борт.

Как стихийный приверженец диалектики (гегелевского закона о переходе количественных изменений в качественные), Трамп убеждён, что экономическая мощь страны помогает ей сохранить лидирующие позиции в международных делах и – как следствие – обеспечить возможность диктовать другим государствам то, что им следует делать, чтобы не раздражать Вашингтон и не попасть ему под горячую руку. Только одна цитата из разбора Трампом ситуации вокруг выхода США из ДРСМД: «Мы действительно не имели выбора. Возможно, мы можем вести переговоры относительно другого договора, включив Китай и других, или, возможно, мы не можем – в таком случае мы гораздо больше потратим и превзойдём в нововведениях всех других». 

Видеоинфографика: Контроль над вооружениями
Сегодня контроль над вооружениями находится в кризисе и всё чаще становится предметом манипуляций. Хотя в мире ещё существует ряд международных организаций, призванных решать эту проблему, их эффективность часто ставится под сомнение. В 2018 году администрация Дональда Трампа объявила о возможном расторжении договора РСМД 1987 года. Это фактически может означать начало новой холодной войны между США, Россией и Китаем и ещё один виток гонки вооружений.
перейти
По сути, Трамп заявил о том, что его главное достижение в международных делах: завершение процесса «коммерциализации» политики США в области глобальной безопасности. Союзники по НАТО тратят сегодня на оборону ежегодно на 100 млрд долларов. больше, чем в 2016 году, а сами США наращивают военные расходы для повышения денежного содержания свои военнослужащих, а также производства новейших вооружений, значительная часть которых будет продана за границу – на благо национальной промышленности.

Для России общий итог речи Трампа – положительный. Популярные прежде заявления о «стране-бензоколонке», «разорванной в клочья экономике», использовании химического оружия и «всемерной поддержке Вашингтоном Украины» красноречиво забыты. Россия упоминается лишь в связи с выходом США из ДРСМД и зеркальной реакцией Кремля на данный шаг. В послании сделана грубая попытка заставить Россию принять сторону США, чтобы вместе оказать давление на Китай и заключить новое соглашение по ракетам средней и меньшей дальности. В принципе такое соглашение могло бы соответствовать интересам России. Но для его заключения Вашингтону нужно освоить совсем другой стиль дипломатического общения с Москвой – уважительный и тактичный. А он совершенно не знаком нынешнему поколению руководителей Белого дома и сотрудников Госдепартамента США.

Холодная война 2.0: новая по форме и содержанию, но не менее опасная
Во вторник, 5 февраля, в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия «Международная безопасность в условиях ядерной неопределённости» с участием ведущих политологов России и США – Дмитрия Саймса, президента Центра национальных интересов (Вашингтон), и Валерия Гарбузова, директора Института США и Канады РАН.
перейти
© Клуб «Валдай»
И ещё одно наблюдение после прослушивания обращения Трампа Конгрессу 5 февраля. Считаю, что он стал первым президентом США за последнюю четверть столетия, который признал: его страна страдает от «имперского перенапряжения» и пытается от него избавиться путём сокращения своего физического присутствия на дальних берегах. Одно дело – заявлять о том, что Вашингтон обладает глобальным военным превосходством, и совсем другое – доказывать это на практике в Афганистане, Ираке, Ливии или Сирии. 
Поэтому стратегия США, ориентированная на наращивание вооружённых сил внутри страны и поиск государств, которые будут вести по воле США «войны по доверенности», на практике означают растущий изоляционизм. Для России снижение угрозы прямого столкновения с американской армией на Украине, в Сирии или ещё где-нибудь – это главная хорошая новость, присутствующая в обращении Трампа Конгрессу.
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.