Геотектоника мировых альянсов: на пути к Пангея Ультима?

– Anyone who compares, on a globe, the opposite coasts of South America and Africa, 
cannot fail to be struck by the similar configuration of the two coast-lines. 
This observation has led to a new view of the nature of the earth’s crust, 
according to which the continents in the past ages have drifted horizontally over the surface of the earth, 
and are still in motion at the present time.
Alfred Wegener, “The origin of continents and oceans” (1915)

Сегодня скорость движения континентов стала ускоряться и превышает те темпы, которые до недавнего времени считались общепринятыми – так, южная часть Латинской Америки движется в сторону Тихого океана на 17 см в год. Великобритания неудержимо приближается к Сибири, в то время как Евразия отдаляется от Америки на 2 см в год, а Атлантический океан расширяется за счёт сужения просторов Тихоокеанского бассейна. Символизм тектоники движения континентов заключается также в том, что именно по линиям разломов мы можем воссоздать картину прошлого континентального единства. Изучая разломы прошлого, мы осознаём свою общность в настоящем и необходимость, а может и неизбежность, движения к единой общности в будущем, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

В сфере мировых экономических альянсов тектоника трансконтинентальных альянсов переходит в активную фазу – после первых сдвигов, связанных с формированием таких блоков, как АТЭС, геоэкономика трансконтинентальных альянсов получила мощный импульс к ускорению с формированием «Всеобъемлющего и прогрессивного соглашения для Транстихоокеанского партнёрства». В мировой экономике количественный рост интеграционных группировок в последнее время показывает признаки перехода в качественно новую стадию, которую можно охарактеризовать как создание трансконтинентальных мегаальянсов. На фоне создания первых трансконтинентальных блоков получает развитие формирование конкурирующего контура евразийского партнёрства между ЕАЭС и Китаем. При этом, несмотря на, казалось бы, созидательные импульсы, ориентированные на торговую либерализацию в рамках мегаальянсов, растут опасения относительно противоречий, которые порождаются таким развитием регионализма – на фоне интеграции стран в мегаблоки мировая экономика может оказаться более разделённой.

Почти ровно 100 лет назад немецкий геолог Альфред Вегенер в своей работе «О происхождении континентов и океанов» (1915 год) сформулировал основы современного учения о геотектонике и геодинамике, в соответствии с которым мировые континенты находятся в постоянном движении (Kontinentalverschiebung). Вегенер предложил реконструкцию единого континента Пангеи на основе сходства контуров берегов, геологического строения, а также флоры и фауны приатлантических континентов. Теория Вегенера поначалу была отвергнута современниками и только через десятилетия легла в основу современной теории геотектоники. С позиций сегодняшнего дня в противостоянии теорий фиксистов (отстаивающих неподвижность континентальных контуров) и мобилистов (выдвинувших теорию о движении континентов) явный перевес на стороне последних. Согласно взглядам мобилистов, более миллиарда лет назад существовал единый сверхконтинент под названием Родиния. После распада Родинии на сегодняшний день картина движения континентов характеризуется их максимальным расхождением, какого не наблюдалось последние сотни миллионов лет – межконтинентальные разломы дают простор океанической стихии, разделяющей континенты.

Если в области геологической динамики позиции мобилистов получили перевес, то в области геополитики нередко перевес за фиксистами – формируемые альянсы и блоки нередко носят характер некоего абсолюта, а не прагматического альянса, ориентированного на адаптацию к постоянно меняющейся системе мировой экономики и политики. Сама цель глобального доминирования как некоего будущего абсолюта действительно напоминает своего рода Пангею Ультиму (буквально – последнюю, окончательную Пангею) – то есть единую интеграционную группировку, которая объединит континенты раз и навсегда. Вместо такого рода абсолюта более реалистичной стратегией было бы создание единой системы координации взаимодействия региональных интеграционных блоков. Такого рода механизмы координации становятся в растущей степени востребованными, учитывая ключевые тренды развития мирового хозяйства.

Столкновение глобализаций: следующий рубеж в международной конкуренции
Ярослав Лисоволик
В мире появился и начал действовать ещё один фактор, а именно – кристаллизация альтернативных идеологий экономической глобализации в рамках крупнейших экономик глобального Юга. Процесс изменения равновесия в мировой экономике порождает новый размах конкуренции и соперничества на мировой арене, считает Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай», член Экспертного совета при Правительстве России.
Мнения экспертов

В этом отношении мировая экономика переходит от фазы экономического противостояния и конкуренции между отдельными странами к соревнованию между крупнейшими интеграционными группами. Среди примеров такого рода конкуренции можно привести противостояние между группировкой МЕРКОСУР, с одной стороны, и НАФТА и связанным с ней проектом Общеамериканской зоны свободной торговли – с другой. В Евразии можно отметить конкуренцию Евразийского экономического союза и Европейского союза (ЕС). В Азии на фоне создания Транстихоокеанского партнёрства растут импульсы к взаимному сближению между Евразийским экономическим союзом и Китаем.

Соперничество региональных интеграционных группировок и мегаблоков имеет серьёзные последствия как для отдельных стран-членов данных групп, так и для мирового хозяйства в целом, причём не только с точки зрения возможных дивидендов, но и возможных потерь. При этом потери для мирового хозяйства могут оказаться значительными не только за счёт эффекта отклонения торговли для отдельных стран, но также эффекта дезинтеграции и разрыва хозяйственных связей в рамках торговых блоков, которые уступают более успешным альянсам.

Чем больше альянсы, вступающие в конкурентную борьбу, тем выше ставки для участников конкурентного соперничества, тем больше возможные потери от отставания в соревновании. В конкуренции мегаблоков, помимо эффекта отклонения торговли, а также дезинтеграции торговых связей, следует также учитывать негативные динамические эффекты потери эффективности и инвестиций. Тот негативный эффект, который ограничивался ранее масштабами одного национального хозяйства, теперь значительно увеличивается за счёт мультипликативного эффекта от разрыва торговых инвестиционных связей в рамках целой торговой группировки. Наконец, взаимное влияние интеграционных группировок и мегаальянсов будет также определяться тем, насколько их формирование ограничивает другие страны и регионы в формировании своей собственной системы интеграционных альянсов.

С другой стороны, позитивный взгляд на регионализм в мировой экономике заключается в том, что объединение региональных интеграционных группировок в конечном итоге должно привести к глобальному открытию рынков. По мере распространения региональных интеграционных группировок уменьшается размер преференциальной маржи, которую предоставляет каждая конкретная интеграционная группировка. Таким образом, преференциальные блоки не выдерживают веса собственной тяжести и с течением времени уступают место распространению торговых преференций на многосторонней основе.

В конечном счёте ключевой посыл геотектоники состоит в постоянстве изменений и преходящем характере различных конфигураций континентов. Современные геологи заявляют о том, что на сегодняшний день скорость движения континентов даже стала ускоряться и превышает те темпы, которые до недавнего времени считались общепринятыми – так, южная часть Латинской Америки движется в сторону Тихого океана на 17 см в год. Великобритания неудержимо движется в сторону Сибири, в то время как Евразия отдаляется от Америки на 2 см в год, а Атлантический океан расширяется за счёт сужения просторов Тихоокеанского бассейна. Символизм тектоники движения континентов заключается также в том, что именно по линиям разломов мы можем воссоздать картину прошлого континентального единства. Изучая разломы прошлого, мы осознаём свою общность в настоящем и необходимость, а может и неизбежность, движения к единой общности в будущем. Без разломов и столкновений континентов не было бы той рельефности и разнородности, однородная, одноликая Пангея, со всех сторон окружённая океаном.

Мировая экономическая разобщённость, возможно, будет преодолена – для этого обязательным условием должно стать восстановление правовых основ международных организаций и институтов. Укрепление международных норм и многосторонних механизмов регулирования для всех стран, быть может, единственная прочная основа для равноправного развития стран мирового хозяйства. Прогнозы развития геологической динамики вполне соответствуют сценарию единения континентов в единое целое – по прогнозам геологов, континенты ещё раз соберутся в сверхконтинент под названием Пангея Ультима. По оценкам геологов, произойдёт такого рода единение континентов через 200–300 миллионов лет1. Остаётся надеяться, что экономическая политика отдельных стран и континентов не будет обречена на столь долгие искания единой основы для равноправного развития.


1 Процесс расхождения и слияния континентов происходил неоднократно на протяжении сотен миллионов лет, в результате чего возникали различные модификации единого континента – помимо Родинии, к сверхконтинентам относились также Паннотия и Пангея. Геолог Бэн Мёрфи считает, что каждые 500 миллионов лет происходит реинтеграция континентов, в результате чего сформировались крупнейшие горные цепи Земли.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.