Фактор «Маршала Василевского»

2019 год стартовал с важнейшего для энергетической безопасности России мероприятия. В порту Калининграда ведена в эксплуатацию первая в стране плавучая регазификационная установка. Судно «Маршал Василевский», наречённое в честь советского военачальника, руководившего во время Великой Отечественной войны генштабом и штурмом Кёнигсберга, может перевозить и хранить сжиженный природный газ, а также регазифицировать СПГ для снабжения потребителей обычным метаном в газообразном состоянии.

Казалось бы, что тут такого особенного? Такие плавучие регазификационные установки используются во многих странах мира, а Калининградская область и так обеспечена сетевым природным газом, который «Газпром» поставляет по обычным магистральным газопроводам с Большой земли. Всё дело в уникальном географическом положении региона и геополитической обстановке вокруг него. Калининградская область – эксклав, не имеет прямой связи по суше с остальной территорией России. Сухопутная граница есть только с Литвой и Польшей, мягко говоря, не самыми дружески настроенными государствами, а в последнее время так и подавно – одними из основных проводников антироссийской политики в Европе.

В сфере газоснабжения отсутствие прямого сообщения означает наличие транзитных государств. В данном случае таковых два – союзническая Белоруссия и совсем не союзническая Литва. И если даже в отношениях с Минском время от времени возникает напряжённость в вопросах поставок энергоносителей, то транзитный риск для безопасности снабжения Калининградской области с её миллионным населением и стратегической важностью был далеко не нулевым.

При этом газ для этого региона – не просто 2,5 млрд кубометров голубого топлива или 2,2 млн т нефтяного эквивалента, это практически единственный источник энергоснабжения региона. Почти вся электроэнергия и тепло в регионе производится из природного газа, который идёт транзитом через Литву. И остановка поставок газа – случайная или злонамеренная – повлекла бы за собой катастрофу, масштабы которой сложно оценить.

В 2013 году «Газпром» запустил Калининградское ПХГ, также уникальное для России, так как оно оборудовано в отложениях соли (соляных кавернах). Сейчас там действует четыре резервуара с оперативным резервом 174 млн кубометров. На пике поставки газа транзитом через Литву составляют около 10 млн кубометров в сутки. То есть хранилище при полной загрузке позволило бы региону продержаться чуть более двух недель. Расширение ПХГ до 800 млн кубометров позволило бы увеличить это срок до без малого 3 месяцев. Но технологически строительство соляных каверн дело долгое и хлопотное. Поэтому на полную мощность оно должно выйти только в 2025 году.

Запуск плавучего регазификационного терминала в корне меняет дело. Ёмкость его резервуара составляет 174 тыс. кубометров СПГ, при регазификации получится около 100 млн кубометров природного газа в газообразном состоянии. Это сразу добавляет около 10 дней аварийного снабжения области в самый пиковый период. И этого времени вполне достаточно, чтобы организовать и осуществить поставку ещё одной партии СПГ, если аварийная ситуация на транзитной системе не будет ликвидирована или урегулирована. Таким образом, терминал полностью может удовлетворить нужды региона в природном газе и, следовательно, в энергии.

Энергетической блокады не будет: альтернативный опыт Калининградской области
Неделю назад транзит газа в Калининградскую область через Литву временно приостановили, и в эксплуатацию ввели морской терминал по приёму природного газа и плавучую регазификационную установку «Маршал Василевский». Эксперимент удался, и теперь можно сказать, что этот регион технически полностью независим от транзита трубопроводного природного газа, который поступает в Калининград через Белоруссию и Литву. Но стоит ли ждать от подобных проектов максимальной эффективности и высокой рентабельности? По мнению д.э.н., главного научного сотрудника Института востоковедения РАН Игоря Томберга, – не стоит, поскольку проекты эти по сути своей – мобилизационные. Однако в то же время они не будут абсолютно убыточными.
перейти
© РИА Новости/Алексей Дружинин

Будет ли он использоваться в обычном режиме? Скорее всего, нет. В этом нет никакого экономического смысла. СПГ, даже собственного производства, стоит в разы дороже, чем газ в соответствии с регулируемыми тарифами для потребителей Калининградской области. Расходы на строительство инфраструктуры (приёмного терминала и расширение сети газопроводов) – около 44 млрд рублей – это в чистом виде вложения в энергетическую безопасность. Строительство самого судна обошлось ещё примерно в 300 млн долларов. Но его в обычное время можно использовать, например, для коммерческой перевозки СПГ в регионе и тем самым окупать его содержание и инвестиции в постройку, не забывая о его основном предназначении. Чтобы, в случае чего, «Маршал Василевский» оперативно подошёл и снял энергетическую блокаду Калининграда.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.