Европейский раскол. Эксклюзивное интервью бывшего министра иностранных дел Италии Клубу «Валдай»

В эксклюзивном интервью ru.valdaiclub.com бывший министр иностранных дел Италии Франко Фраттини затрагивает такие темы, как упадок европейского единства, политика санкций и кризис в Венесуэле.

Прогнило что-то в European Union

Ситуация в Евросоюзе не очень хорошая, и существуют различные факторы, усугубляющие кризис.

Во-первых, есть сложности с соглашением о Brexit. Мы все знаем, что происходит в британском парламенте и с какими проблемами сталкивается г-жа Мэй. Она требует пересмотреть соглашение, в то время как Европейская комиссия утверждает, что это невозможно. Ныне существует реальная возможность проведения Brexit без сделки, и это может оказать серьёзное влияние как на Великобританию, так и на остальную Европу.

Вторым кризисным фактором является напряжённость в отношениях между «отцами-основателями» Европейского союза – между Италией и Францией. Это выражается прежде всего в решении Франции отозвать посла для консультаций после неосторожного решения г-на Ди Майо встретиться в Париже с лидерами акций протеста, которые привели к насилию, опустошили город и поставили Французскую Республику в сложное положение.

Франция также совершает немало ошибок в отношении Италии. Вице-премьер Сальвини прав: в самые худшие моменты миграционного кризиса Франция не оказала помощи Италии. Французы решили закрыть порты Марселя и заявили, что не хотят принимать каких-либо мигрантов или беженцев, в то время как Италия оказалась под сильным давлением. Франция должна сделать то, что мы привыкли называть “mea culpa”. 

Италия – Франция: линия разлома
Отзыв Францией своего посла из Италии – лишь очередная страница длинной главы непростых отношений между двумя странами. На протяжении всей истории Италия и Франция воспринимали друг друга как соперники. Причём соперничество между ними присутствует на всех уровнях – как на политическом, так и на гражданско-обывательском: типичный спор итальянца с французом – о том, на чьей территории находится вершина Монблана или чьи вина лучше. Подробнее – в комментарии Елены Масловой, доцента МГИМО и старшего научного сотрудника Института Европы РАН.
перейти
© Reuters

Третьим фактором европейских проблем является подтверждение двусторонней франко-германской оси. Берлин и Париж намерены диктовать остальной Европе, что они должны или не должны делать. Недавно в немецком Ахене состоялась встреча двух лидеров, в ходе которой Макрон и Меркель подтвердили принцип, согласно которому Германия и Франция должны превалировать над другими большими странами, такими как Италия, Испания или Польша, что недопустимо.

И последний фактор – это разногласия между странами ЕС по многим вопросам международной политики и политики безопасности, в частности – по поводу санкций против России. Многие европейские страны всецело поддерживают политику санкций, в то время как Италия, Австрия, Греция и, возможно, Венгрия считают их абсолютно непродуктивными, что приводит к расколу. Существуют также разногласия в области энергетической безопасности. Для Италии или Германии не является проблемой наличие трансъевропейского трубопровода из России, такого как «Северный поток – 2». Другие страны, в частности, Польша, яростно выступают против этого.

Из-за всего этого Европейский союз переживает тяжёлые времена. Более того, в свете предстоящих выборов в Европарламент напряжённость и трения только усиливаются.

Логика действий Италии

Итальянское правительство право в том, что Европа должна действовать во имя защиты, продвижения, помощи, а не просто диктовать бюрократические правила. Но то, что мы видим, – это взаимное недоверие в отношении управления миграцией, поскольку Италия сильно пострадала от наплыва беженцев и осталась один на один с этим кризисом. Другие страны Европы сказали буквально следующее: «Окей, это не моя проблема». Это было ужасным нарушением основных принципов солидарности, изложенных в существующих договорах.

Поэтому правительство Италии и г-н Сальвини были вынуждены закрыть порты, чтобы решить проблему. В противном случае решение не было бы найдено, как это уже было в прошлом. Тогда все сказали: «Окей, Италия права, но это происходит не на моём заднем дворе, я не хочу принимать каких-либо мигрантов, беженцев, хотя я признаю, что Италия права». Но нам не нужны слова, нам нужны конкретные действия.

Мы хотим, чтобы остальная часть Европы занималась проблемами простых людей, а не бюрократическими проблемами так называемой «элиты». В Европе нет политического лидерства. Европейская комиссия очень слаба и не может понять, что политика, основанная на санкциях, наносит гораздо больший вред Европе, чем России. Мы не должны расплачиваться за решения, принятые Обамой в Вашингтоне, а затем подтвержденные Трампом. Если вы обратитесь в итальянскую Ассоциацию предприятий, то увидите, что там все страдают из-за санкций, в то время как Россия восстанавливает сельское хозяйство и другие сектора экономики.

Конечно, мы уверены в том, что Италия никогда не покинет ЕС или еврозону. Однако мы хотим изменить систему, потому что она не демократична, политически дезориентирована, и у нас также нет реального руководства.

Исправление вывихов

Пока идёт предвыборная кампания в Европарламент, трудно получить какие-либо конкретные результаты. До конца мая не стоит рассчитывать на ослабление или отмену санкций, возобновление политики разделения бремени по приёму беженцев. Для выборов все внутриполитические проблемы представляют собой препятствия.

После выборов Еврокомиссия наверняка будет другой. Будет больше членов Европарламента, которые хотят изменить Европу, он будет более ориентированным на бизнес. Позднее в этом году, в ходе обсуждения бюджета ЕС, Италия будет настаивать на бо́льших ассигнованиях на предотвращение миграции – например, из Африки. Этот пункт очень конкретный. Европейский фонд для Африки составляет менее одного миллиарда евро, что является достаточно скромной суммой. Поэтому у нас должно быть предусмотрено больше денег для предотвращения иммиграции, защиты внешней границы и малых и средних предприятий.

Политический кризис в Венесуэле

Что касается Венесуэлы, то точка зрения Италии схожа с той, которую высказывает Россия. Но моё личное мнение таково, что с Мадуро в качестве президента дальше вести дела невозможно. И Россия могла бы стать лучшей силой для ведения переговоров о новых президентских и парламентских выборах, поскольку она исторически оказывает политическое и экономическое влияние на Каракас. Как это уже было на Ближнем Востоке – в Сирии, Ливии и Египте, – Россия могла бы сыграть ключевую роль в качестве глобального игрока. С помощью России и стран Латинской Америки, таких как Бразилия и Аргентина, Венесуэла может провести выборы без смены режима, навязываемой Вашингтоном. Я не знаю, размышляет ли Россия о такой политической инициативе, но нынешний статус-кво ужасен сам по себе, и с этой ситуацией надо покончить.

Италия – новый проблемный ребёнок ЕС?
Французское правительство отозвало своего посла в Риме в знак протеста по поводу многочисленных накатов нынешнего итальянского правительства на внутреннюю политику своего европейского партнёра. Это произошло через несколько дней после того, как ЕС не смог выработать общую позицию по венесуэльскому кризису, потому что итальянское правительство отказалось поддержать призыв к выборам в этой латиноамериканской стране. События недели – это лишь самые последние проявления того, что Италия стала головной болью Европейского союза, пишет Винсент Делла Сала, доцент политологии факультета социологии и Школы международных исследований университета Тренто (Италия).
перейти
© Reuters
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.