Европа и её чувство реальности

Европейские политики оглушены задачей переориентации Европы на новые рельсы политики безопасности. У них нет «плана Б», они потеряли чувство реальности, их стратегия основана исключительно на надежде, что мир станет лучше после ухода Трампа, Си и Путина. Надежда на нового Де Голля или Аденауэра кажется беспочвенной, но время уходит. Одним из судьбоносных вопросов для Европы являются её будущие отношения с Россией. Сможет ли когда-нибудь Европейский союз создать общий дом с Россией и бывшими республиками Советского Союза или же Россия снова станет врагом и врагом Европы – об этом пишет Александр Рар, научный директор Германо-российского форума.

Человечество всё чаще оказывается в водовороте новых конфликтов. Беспорядок в мире растёт. Вероятность большой войны больше не может быть исключена. Глобальные конфликты не имеют ничего общего с территориальными претензиями и завоеваниями, как это было в предыдущие века. Ни одно государство сегодня не стремится к территориальной экспансии – даже Россия, которая сетует по поводу распада Советского Союза. Крым является ответом на расширение НАТО на Восток. Отсутствуют также конфликтующие политические системы или различные государственные идеологии, как это было в период холодной войны XX века. По сути, никто не ставит под сомнение всеобщую глобализацию экономики. С другой стороны, нынешний мировой конфликт связан с тем, о чём всегда спорили государства, а именно – с мировым господством. Оппоненты, конечно, будут отрицать это, но факт остаётся фактом. Но и здесь речь идёт не столько о завоевании стран и народов, сколько о глобальных правилах игры, называемых «мультилатерализмом», и моральном суверенитете «прогрессивных» государств над «непрогрессивными».


30 лет назад рухнуло ялтинское послевоенное мироустройство, разделявшее мир на протяжении 45 лет. В течение последних 30 лет мир жил в рамках мироустройства так называемой Парижской хартии, положения которой обеспечивали всему миру либерально-демократический миропорядок после окончания конфликта между Востоком и Западом. Проблема в том, что международное сообщество было разделено на хорошие и плохие страны. Хорошие были с демократическим устройством, а плохие не хотели быть «обращёнными» западной демократией. Хорошие стояли намного выше бедных в силу своей экономической мощи. Парижская хартия основывалась на господстве, правилах игры и историческом триумфе западного сообщества. Западная демократия, рыночная экономика и верховенство закона обещали людям процветание, благополучие и безопасность. Неудивительно, что Парижская хартия возносилась как «конец истории», как высшая точка глобального политического просвещения.

Но затем на мировую экономику обрушился финансовый кризис, альтернативная западная система ценностей столкнулась с «альтернативами». Парижской хартии сейчас противостоят Китай (тихо) и Россия (громко). Запад пришёл в ярость, боролся за своё превосходство и пытался позиционировать НАТО выше ООН. Противники были наказаны санкциями. Россию и Китай призвали вернуться к «мультилатерализму» нового миропорядка, что означало не что иное, как их встраивание обратно в рамки Парижской хартии.

Вернёмся на 1600 лет назад, к концу Римской империи. Римская империя была непобедима в военном отношении, а в Европе практически не было других государств, кроме Рима. Так называемым племенам варваров в Северной и Восточной Европе нравился уровень жизни в Римской империи. Первые переселения были мирными, и германцы, готы, галлы – все они хотели поселиться в экономически процветающей империи, где царили закон и порядок. Но высокомерие, с которым их встретил Рим, привело к конфликтам и в конечном итоге к разногласиям и распаду некогда могущественной европейской империи, которая смогла восстановиться только через полтора тысячелетия в виде Европейского союза. Покойный министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле много лет назад осмелился на сравнение с настоящим и упомянул о возвращении «позднеримского упадка». За эти слова он был чуть ли не побит камнями. И есть ещё одно сравнение с Римской империей. По мере ослабевания Рима он разделился на западную часть (Рим) и восточную часть (Византия). Западная часть была завоевана варварами; Византия же просуществовала ещё 1000 лет. Не постигнет ли Запад в лице США и ЕС та же участь? Очень похоже, что да.

Мироустройство в рамках Парижской хартии вот-вот исчезнет. Это будет очень болезненно, поскольку сегодня у Запада нет рецепта своего существования в каком-либо ином порядке, кроме либерально-мирового. Запад хочет доминировать, не делиться властью.

После окончания Ялтинского мироустройства и мироустройства на базе Парижской хартии, несомненно, возникнет новый порядок, который будет более ориентированным на интересы, или, как могли бы выразиться некоторые, более националистически-эгоистическим. Предположительно, новый порядок будет более подвержен влиянию Азии, что исторически внове для Европы. Доминирующая сегодня экономика не будет играть нынешнюю роль, её заменит военная сила архитекторов этого нового мироустройства. Умные головы в Европе, похоже, догадываются, что их ожидает в 2020-х и изо всех сил пытаются противостоять этому роковому развитию событий.

Тем временем в Вашингтон приходит всё больше и больше плохих новостей, которые всё больше и больше раздражают западноевропейских союзников. То, что ещё несколько месяцев назад считалось невозможным, теперь становится реальностью. Кажется очевидным, что американцы хотят решать новые геополитические и экономические проблемы в мире в одиночку, без своих европейских союзников. Они бросают вызов и сопротивляются китайцам, русским, иранцам и другим противникам своими собственными средствами, не консультируясь с союзниками. Им больше не нужна НАТО в её прежнем виде. Эта организация стала слишком дорогой для США, немобильной и невосприимчивой. Обескураженные европейцы до сих пор не могут этого понять.

С точки зрения нынешнего американского руководства, Китай, а не Россия, является злейшим врагом Запада. Поэтому лица, принимающие решения в Вашингтоне, задаются вопросом: а есть ли смысл для США тратить миллионы долларов на НАТО, имеющую чисто символическую ценность. Безусловно, США хотят сохранить своё влияние в Европе, но это и так будет иметь место в будущем и без прежней НАТО. НАТО со своими недисциплинированными и неразумными союзниками постепенно становится тяжёлым бременем для Вашингтона. Кроме того, сами европейцы разобщены, в результате чего реализация интересов США становится ещё одним бременем. Европейцы требуют от США лояльности в отношении альянса, но США ныне считают исторических союзников просто паразитами.

США – Европа: диалог сверхдержавы с вассалами
Андрей Коробков
Дональд Трамп продемонстрировал миру контраст между разговором с Путиным, который, может быть, и оппонент, но глава великой державы, и разговором с ведущими европейскими лидерами, которые рассматриваются им как вассалы. На встрече с Жан-Клодом Юнкером 25 июля американский президент просто в очередной раз назвал вещи своими именами и послал Европе чёткий сигнал: «Европа и США – это уже не союз равных». Чем бы торговая война ни закончилась для Европы, правила игры изменились, отметил в интервью ru.valdaiclub.com профессор политологии Университета штата Теннесси (США) Андрей Коробков.
Мнения экспертов

Европейцы должны посмотреть на то, как США выстраивают свою политику в Азии. У США имеются стратегических союзники в лице Южной Кореи, Японии, Саудовской Аравии, Израиля и – в меньшей степени – Пакистана и Египта. У США есть двусторонние военные альянсы с этими странами. До сих пор этого было достаточно для того, чтобы осуществлять контроль над азиатским континентом, включая Ближний Восток, и присматривать за Китаем (и Ираном). В Европе Дональд Трамп будет делать то же самое, создавая добровольную коалицию государств, служащим интересам Pax Americana. Нежелающие участвовать в этом государства будут отбракованы, однако США не позволят им создать общеевропейскую армию, которая может стать глобальным конкурентом Америки. США создадут двусторонние военные альянсы в Европе с Великобританией, Польшей, Румынией и – в меньшей степени – странами Балтии. Американские войска и военная техника, включая ракеты, размещены или будут поставлены на службу в этих странах. Чего будет достаточно для поддержания влияния США в Европе даже и без НАТО.

Подобная структура безопасности существует для США и в Латинской Америке, где Бразилия будет самым главным стратегическим военным союзником США. Старая доктрина Монро была восстановлена администрацией Трампа: в Латинской Америке не может быть никаких других альянсов по вопросам безопасности, кроме Pax Americana.

Трансформация архитектуры безопасности Европы окажет значительное влияние на реорганизацию будущего мирового порядка. Некоторые европейцы будут просить помощи у США и будут готовы за неё платить. Другие, такие как Германия, Италия и Франция, начнут пробуждаться и осознавать себя в новой геополитической обстановке. Нынешние европейские политики оглушены задачей переориентации Европы на новые рельсы политики безопасности. У них нет «плана Б», они потеряли чувство реальности, и их стратегия основана исключительно на надежде, что мир станет лучше после ухода Трампа, Си и Путина. Надежда на нового де Голля или Аденауэра кажется беспочвенной, но время уходит.

Одним из судьбоносных вопросов для Европы являются её будущие отношения с Россией. Сможет ли когда-нибудь Европейский союз создать общий дом с Россией и бывшими республиками Советского Союза или же Россия снова станет врагом и врагом Европы? Германия – единственная европейская страна, открыто выступающая за создание общего пространства между Лиссабоном и Владивостоком. Другие страны ЕС, которые в отношении политики безопасности склоняются к Соединённым Штатам больше, чем Германия и Франция, хотят видеть Европу без России.

США, Китай, ЕС: соперничество и глобальная бифуркация
Алан Кафруни
2018 год представлял собой своего рода коктейль из противоборства и сотрудничества между тремя глобальными экономическими центрами – Соединёнными Штатами, Китаем и Европейским союзом.
Мнения экспертов

Преимущества Европы вместе с Россией очевидны: Западная Европа нуждается в российских ресурсах, в том числе природных, для своей экономики. Это не должно попасть под контроль Китая. Россия является частью Европы в культурном отношении. Принадлежность России к европейской цивилизации обогащает Европу. Российская экономика нуждается в модернизационном толчке со стороны Европы. ЕС и Россия должны вместе решать сложные задачи будущего. Геополитические конфликты вокруг таких государств, как Украина, потеряют актуальность при наличии территории общего пользования.

После окончания холодной войны был исторический момент, пусть и недолгий, когда можно было создать общую архитектуру безопасности между США, Европой и Россией. Посткоммунистическая Россия, интегрированная в общую систему безопасности Атлантики и Тихого океана, в таких условиях быстрее нашла бы путь к демократии. К сожалению, не было достаточной уверенности в этом историческом сближении; всем политикам не хватило стратегического видения и политической воли.

До тех пор, пока политический внук Вилли Брандта – СДПГ – все ещё находится в правительстве Германии, идея о Европе с Россией будет поддерживаться и реализовываться несмотря на сопротивление поляков, британцев, прибалтов и румын. Грядущее чёрно-зелёное правительство не будет следовать этой идее и поддержит американскую встречную концепцию Европы от Ванкувера до Донецка.

Третьим смеётся Китай. Мир считал, что раньше середины века Китай не сможет стать второй сверхдержавой после США. Теперь очевидно, что глобальные амбиции царства Дракона могут реализоваться гораздо раньше. Китайская инициатива Шёлкового пути есть не что иное, как переписывание бывшего американского плана Маршалла для западного мира. Китай расширяет своё влияние в Евразии, на Ближнем Востоке и в Африке, в то время как США уходят из этих регионов. США больше не полагаются на нефтяные интересы Ближнего Востока, поскольку сами стали крупнейшим производителем нефти и газа в мире. Будет интересно посмотреть, сколько времени понадобится Китаю не только для того, чтобы стать сильнейшей сухопутной армией в мире, но и для того, чтобы стать глобальной военно-морской державой. Вынужденное «воссоединение» с Тайванем, возможно, по образцу действий России в Крыму является лишь вопросом времени.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.