Эммануэль Макрон, год спустя

10.05.2018

Макрону хочется реформировать ЕС, но для этого ему придётся провести в жизнь предложенные Еврокомиссией реформы, которые в целом называют «GOPE». Эммануэль Макрон – президент, который хочет заставить французское общество подстроиться под логику Евросоюза, хотя на референдуме 2005 года оно отказалось играть по его правилам. Ему придётся постараться, чтобы не заслужить славы «заграничного президента».

7 мая Эммануэль Макрон отметил первую годовщину избрания. Над этими выборами сильно тяготело противостояние с фракцией электората, которую возглавляла Марин Ле Пен. Макрон оказался «президентом по умолчанию», не получившим от избирателей никакой ясной миссии. Впрочем, сам он полагает, что его миссия – реформировать Францию.

Авторитарный президент?

Он пользуется различными методами управления: однако же все они приносят свои плоды. Так, ему удалось провести важную – и противоречивую, – реформу трудового кодекса. Но проведённый с этой целью процесс – т.н. «ордонансы», – не прошёл безболезненно и оставил некий след. С тех пор Макрон вошёл во вкус, приспособив под свои нужды процедуру, ранее относившуюся лишь к вопросам бюджета. Её систематическое использование привело к тому, что с ним стал ассоциироваться образ авторитарного правителя. На самом же деле этот образ – настоящее бедствие, поскольку мы хорошо чувствуем разницу между легитимным авторитетом и поведением автократа. Эммануэль Макрон ожесточил против себя немалую часть французского общественного мнения. И без последствий это не обойдётся.

Президент богатых?

Его реформы в той части, в какой они коснулись железных дорог – и здесь мы сразу вспоминаем о реформе SNCF, – вызвали серьёзное сопротивление, и нужно понять, почему. Атаки на общественные службы коснулись прежде всего самых необеспеченных групп населения. Большая их часть в полную силу ударила по низшим классам. Прибавьте к этому ораторские промашки: сказанное Макроном о «ничтожествах» подтверждает, что люди из другой среды и низшие классы вызывают у него мало сочувствия. Налоговые меры, с которыми также возникли проблемы, крайне выгодны для богатых.

Первый год избранного короля Арно Дюбьен
Французам хочется не просто президента, а избранного короля. Эммануэлю Макрону удалось вернуть должности президента ту торжественность, которой не хватало при так называемом «нормальном президенте» Франсуа Олланде.

В свою защиту он мог бы сказать, что это необходимо для перезапуска французской экономики. Но если цифры 2017-го и могут в чём-то нас обмануть, то сильное замедление роста в начале 2018 года стало настоящей проблемой. Образ авторитарного президента совпадает с образом «президента для богатых», читай – «очень богатых». Для будущего это сочетание может оказаться опасным.

Очарованный Евросоюзом

Макрону хочется реформировать ЕС, но для этого ему придётся провести в жизнь предложенные Еврокомиссией реформы, которые в целом называют «GOPE». Эммануэль Макрон – президент, который хочет заставить французское общество подстроиться под логику Евросоюза, хотя на референдуме 2005 года оно отказалось играть по его правилам. Ему придётся постараться, чтобы не заслужить славы «заграничного президента». Последствия этого могут оказаться катастрофическими: вспомним, в каком свете представляли Людовика XVI и Марию-Антуанетту в ходе Французской революции...

Однако реформировать Евросоюз практически невозможно. Чтобы сдвинуть всё с мёртвой точки, нужно иметь смелость спровоцировать серьёзный кризис, даже угрожающий «убить ЕС». Впрочем, Макрон убеждён, что выживание ЕС дороже любых реформ. Отсюда – провальность всех его попыток реформировать ЕС.

С этим связано и немного ребяческое сближение между Макроном и Трампом. При всей ценности их общения, это обстоятельство вносит свой вклад и в тот стратегический тупик, в котором оказался наш президент. Между ними существует немало разногласий, начиная с Ирана и заканчивая вопросом свободной торговли. Эммануэль Макрон взял на себя ответственность – и политический риск, – участвовать в американских ударах по Сирии, не имея на то легальных оснований. Он надеется, что США в обмен окажет ему поддержку в его европейской политике. Но достаточно ли этого будет, чтобы сладить с Германией? Весьма сомнительно.

Всё это заставляет задуматься, какой Эммануэль Макрон видит Францию: Франция для него – уже не проект, а баланс в банке и операционный счёт. Франция более не ведёт себя сама; ей управляют. Это проясняет для нас жестокий, но вместе с тем верный образ президентства Макрона, который составил себе идею о Франции, но при этом совершенно забыл идею самой Франции.
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Какое Макрону дело до американских войск в Сирии?
31.05.2018
Эммануэль Макрон не смог убедить Дональда Трампа не выходить из Парижского соглашения по климату и из ядерной сделки с Ираном. Тем не менее ему удалось добиться от президента США переноса сроков

Эксперт: 
Ричард Лахманн
Из Парижа в Санкт-Петербург: итоги встречи Макрона и Путина
26.05.2018
24 мая в Санкт-Петербурге состоялись российско-французские переговоры, итоги которых, как кажется, удовлетворили обе стороны. О предпосылках встречи Эммануэля Макрона и Владимира Путина, её повестке и

Эксперт: 
Юрий Рубинский
Упущенные возможности: У ЕС нет долгосрочной стратегии по проблеме миграции
05.07.2018
ЕС политически, экономически и культурно взаимосвязан с ключевыми мировыми игроками: от России до Турции, от Китая до США, которым при необходимости нужно противостоять, если ЕС хочет действовать

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться