Что стоит за экспортом «российского» СПГ в США?

06.02.2018

Хорошей новостью для производителей и потребителей является то, что страна происхождения энергетических ресурсов уже не играет такой роли, как прежде – по крайней мере в среде отраслевых профессионалов и трейдеров. Таким образом, газ становится «обычным» источником энергии, измеряемым исключительно экономической ценностью, пишет Данила Бочкарёв, старший научный сотрудник института «Восток – Запад» в Брюсселе.

Танкер Gaselys, принадлежащий французской энергетической компании ENGIE, прибыл в Бостон в последние выходные января с грузом сжиженного природного газа (СПГ) с терминала Isle of Grain в Великобритании. Это стало неожиданностью для СМИ, которые изображают США почти исключительно как экспортёра, а не импортёра природного газа. Кроме того, некоторые газеты даже назвали этот груз первой российской поставкой СПГ в Соединённые Штаты.

Почему так случилось, что США – крупнейший в мире производитель голубого топлива –импортируют СПГ? После «сланцевой революции» и увеличения добычи природного газа импорт СПГ в США уменьшился. По данным Администрации энергетической информации США, импорт СПГ в Соединённые Штаты сократился в 2016 году на 3% в годовом исчислении до почти 2,5 млрд куб. метров, причём абсолютное большинство поставок осуществляется из Тринидада и Тобаго. Большая часть импортируемого СПГ потребляется в Новой Англии, где трубопроводная инфраструктура не всегда способна удовлетворить растущий спрос на природный газ. Переход электростанций с экологически вредного угля на природный газ, а также отказ, по экологическим соображениям, от проекта газопровода, предназначенного для доставки газа в этот район, привели к дефициту газа в периоды пикового спроса на электроэнергию. Например, холодная погода этой зимой сделала Новую Англию самым дорогим газовым рынком в мире. Цены здесь порой повышались до 6300 долларов за тысячу кубометров, в 25 раз превышая среднерыночную цену в Европе. Аналогичным образом в регионах ЕС, где преобладают поставки СПГ, таких как юг Франции, в холодные зимние дни возникали резкие скачки цен, которые не наблюдались в других регионах, имеющих доступ как к поставкам СПГ, так и к трубопроводному газу. Например, в январе 2017 года цена на газовом хабе TRS во Франции достигала 600 долларов США за тысячу кубометров.

Покупатель, предлагающий самую высокую цену автоматически «притягивает» СПГ со всего мира: на этот раз французская ENGIE переправила «российские молекулы» из Великобритании на свой собственный терминал регазификации в Бостоне. Но был ли это действительно российский газ? Ответ – «нет», несмотря на физическое происхождение молекул. Газ был перепродан ENGIE малайзийским «Петронасом», который первоначально транспортировал его в Великобританию из Арктики, и с юридической точки зрения он не имеет ничего общего с производителем, российской газовой компанией «Новатэк». Российский министр энергетики Александр Новак верно заметил, что «хотя молекулы из России, газ больше не является русским».

Российский газ осваивает новые рынки Данила Бочкарёв
Российский трубопроводный газ играет ключевую роль в энергетическом балансе Европейского союза, и сжиженный природный газ из США или любого другого источника может его лишь дополнить, но не заменить, считает эксперт клуба «Валдай» Данила Бочкарёв. Вместе с тем Россия наращивает своё присутствие на рынке СПГ, где ключевым направлением для неё будет азиатское.

Хорошей новостью для производителей и потребителей является то, что страна происхождения энергетических ресурсов уже не играет такой роли, как прежде – по крайней мере среди энергетиков. Таким образом, природный газ становится «обычным» источником энергии, отношение к которому определяется исключительно его ценой. Его можно купить почти повсеместно, и изначальное происхождение газа более не является определяющим фактором для покупателей. Рост уверенности в глобальных энергетических рынках, обеспечивающих стабильные и безопасные поставки по конкурентоспособной цене, объясняется также «рыночным поведением» экспортёров энергоносителей. Энергетические компании поняли, что рискуют быстро потерять свою долю рынка, если не смогут эффективно адаптироваться к новым рыночным реалиям.

Функционирование «Ямал СПГ» – совместное китайско-французско-российское предприятие по производству сжиженного природного газа – определяется прежде всего прибылью, а не соображениями внутренней или внешней политики. Международное энергетическое агентство (МЭА) спрогнозировало, что межрегиональная торговля и торговля СПГ вырастут к 2040 году на 70%. В этом контексте вполне объяснимо желание «Новатэк» – главного участника консорциума – коммерциализировать свои запасы (более 2 трлн кубометров только природного газа) углеводородов и конкурировать за долю на рынке с другими поставщиками энергоресурсов. Вся последовательность действий акционеров этого мегапроекта – создание дополнительного четвёртого цикла сжижения, планирование нового проекта СПГ (Arctic LNG 2), строительство перевалочного терминала СПГ в Камчатской области – вписывается в нормальную бизнес-логику любого производителя СПГ, независимо от страны происхождения.

Аналогичным образом, российский «Газпром», часто изображаемый «рукой Кремля», изменил своё поведение на рынке, чтобы соответствовать нормам и требованиям, регулирующим энергетические рынки ЕС.

«Газпром», обвинённый Европейской комиссией в нарушении правил антимонопольного законодательства ЕС, принял решение изменить свою стратегию и представил соответствующие обязательства перед Комиссией. Генеральный директорат Еврокомиссии по вопросам конкуренции положительно оценил эти обязательства. «Мы считаем, что обязательства “Газпрома” содействуют свободному потоку газа в Центральную и Восточную Европу по конкурентоспособным ценам. Они решают проблему [нарушения правил] конкуренции и обеспечивают перспективное решение в соответствии с правилами ЕС. Фактически они помогают лучше интегрировать газовые рынки в регионе», – сказала Маргрете Вестагер, комиссар ЕС по конкуренции, один из самых последовательных критиков «Газпрома» в Европе.

Как мы видим, рынки способны поставлять покупателям безопасные, надёжные и доступные энергоносители и формировать поведение энергетических компаний. Те, кто не хочет подчиняться, просто теряют свою долю рынка и клиентов. Напротив, политизация и ненужное чрезмерное регулирование энергетического сектора рискуют разрушить эту эффективную, но всё ещё хрупкую структуру. Поэтому политикам необходимо избегать чрезмерного давления на рынки и частные компании и воздержаться от того, чтобы превращать их в заложников политических игр. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Кто останется в выигрыше от строительства «Северного потока – 2»?
23.05.2018
Противники строительства «Северного потока-2», в особенности поляки, часто утверждают, что в проекте нет экономического смысла и что это чисто политическая инициатива. Транзит через Украину они

Эксперт: 
Ральф Дикель
«Газпром» принял европейские правила игры. Что это означает для энергетической…
07.06.2018
«Газпром» де-факто принял на себя правовые обязательства по завершению создания единого газового рынка на территории ЕС. По мнению эксперта клуба «Валдай» Данилы Бочкарёва, отныне критики компании
Мир в долгах
15.08.2018
Совокупная задолженность в мире в первом квартале 2018 года выросла на $8 трлн – максимальный прирост за два года. Показатель обновил рекорд и достиг $247 трлн, или 318% глобального ВВП. Основная

Рубрика:
Инфографика

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться