Мнения экспертов Восточный ракурс
Экономическое развитие и стратегическая стабильность: опыт соглашений Китая и США 1970-х гг. для современной центральной Евразии

Сегодня, как и в 1970-е гг., в Евразии три ключевых игрока: Китай, Россия и США. Но позиция США всё сильнее напоминает положение СССР периода 1970-х: потеря лидерства в мировых делах благодаря растущему изоляционизму, снижение удельной доли США в мировой экономике, а также удалённость региона центральной Евразии от территории США и их союзников, пишет профессор СПбГУ Станислав Ткаченко, принимающий участие в четвёртой сессии Российско-казахстанского экспертного форума, который проходит в столице Казахстана Нур-Султане 14-15 мая.

Одним из важнейших условий «мирного возвышения» Китая в период реформ (начиная с 1978 года) стала серия договорённостей, достигнутых его лидерами с руководством США в 1970-е гг.: Шанхайского коммюнике (февраль 1972 г.), а также соглашений, подписанных во время визита Дэн Сяопина в США в начале 1979 года. Они предусматривали качественно новую ситуацию в Восточной Евразии: Китай выразил готовность отказаться от враждебных мер в отношении стратегических интересов США в этой части планеты и сосредоточился на внутренних экономических реформах. США, в ответ, обеспечивали дипломатическую поддержку и благоприятные политические условия для притока иностранных капиталов на рынок Китая. Вашингтон также открыл свой собственный рынок для импорта китайских товаров, создав условия для начала беспрецедентно долгого (почти 40 лет) периода быстрого роста китайской экономики.

Советско-американский конфликт (холодная война) сделал Китай временным партнёром США на международной арене, апогеем чего стал призыв Дэн Сяопина в январе 1979 года к лидерам США создать «объединённый фронт против гегемонизма», т.е. против СССР. В 1970-х гг. в Восточной Азии было три ключевых игрока: СССР, США и Китай. Сделка, определившая на десятилетия развитие региона (рост экономики Китая в обмен на его антисоветскую внешнюю политику), была заключена Вашингтоном и Пекином за счёт СССР. Москву стали постепенно выдавливать из региона, втягивая в долгие конфликты по периферии его границ (Афганистан), или же вынуждая оказывать масштабную военно-экономическую поддержку государствам, расположенным вдали от СССР (Вьетнам).
Путь Китая к глобальному лидерству: перспективы и вызовы для России
Олег Барабанов
Для достижения заявленной и несомненно выгодной для России цели сплочения Большой Евразии нам предстоит сложная и деликатная работа с тем, чтобы не оттолкнуть от себя либо Китай, либо другие крупные страны континента, пишет программный директор клуба «Валдай» Олег Барабанов, принимающий участие в четвёртой сессии Российско-казахстанского экспертного форума, который проходит в столице Казахстана Нур-Султане 14-15 мая.
Мнения экспертов

Сегодня история повторяется, но в изменённом виде: российско-американский конфликт сделал Москву партнёром Пекина, и это наглядно подтверждает Инициатива пояса и пути. Лишённая какого-либо стратегического видения санкционная политика Вашингтона, ускоряющая движение России в направлении Китая, имеет своим последствием девальвацию статуса США как ведущего дипломатического и экономического игрока на пространстве центральной Евразии. Сегодня, как и в 1970-е гг., в регионе три ключевых игрока: Китай, Россия и США. Но именно позиция США всё сильнее напоминает положение СССР периода 1970-х гг.: потеря лидерства в мировых делах благодаря растущему изоляционизму, снижение удельной доли США в мировой экономике, а также удалённость региона центральной Евразии от территории США или же их союзников – государств НАТО и Японии. Уже после начала нынешнего этапа санкционной войны Вашингтона и его союзников против России (2014) появилась уникальная возможность обеспечить стратегическую стабильность в регионе за счёт вытеснения оттуда США и формирования консенсуса Пекина и Москвы относительно базовых характеристик новой ситуации. По нашему мнению, это следующие характеристики:

  • Поддержка центрально-евразийскими державами и Россией масштабных китайских инвестиций в транспортно-логистическую инфраструктуру региона. Её составными элементами станут проходящие по территории Республики Казахстан и конкурирующие друг с другом транспортные коридоры в направлении Средиземного моря и Европы: 1) через Россию, 2) через Каспийское море и Южный Кавказ; 3) через Иран и Турцию.
  • Сохранение ОДКБ как основной организации, занимающейся проблематикой жёсткой безопасности в регионе и институционализирующей особую роль России в этой сфере.

  • Позитивное отношение Китая к углублению экономической интеграции большинства региональных государств с Россией в рамках Евразийского экономического союза; формирование комплекса правовых норм и институтов, регулирующих отношения ЕАЭС и Китая с перспективой создания между ними зоны свободной торговли.

  • Толерантное отношение держав центральной Евразии и России к усилению присутствия китайских капиталов в экономике региона при параллельном недопущении вмешательства китайской дипломатии в их внутренние дела. Ресурс китаефобии в центральной Евразии достаточно велик, поэтому национальным интересам КНР соответствует осторожная внешняя политика в регионе. Собственно, именно таким является нынешний дипломатический стиль Китая, активно продвигаемый при нынешнем поколении китайских лидеров: мирное экономическое возвышение при уважительном отношении к суверенитету других государств.

Китай: выйти из тени, показать силу
Анастасия Пятачкова
Китай до сих пор находится в стадии переосмысления своей роли на мировой арене. И ответ на вопрос, какую роль он себе отводит, ещё не найден. Отчасти именно поэтому столь эффективна теория «китайской угрозы», которая в большей степени отражает страх перед неизвестностью и опасения за разрушения ценностей неолиберального порядка, чем реальную возможность КНР превратить отношения со своими партнёрами в аналог традиционной даннической системы, пишет Анастасия Пятачкова, научный сотрудник НИУ ВШЭ.
Мнения экспертов

С точки зрения геоэкономики, основной интерес Китая при реализации Инициативы пояса и пути в Центральной Евразии – гарантировать свободное движение сырья и товаров в западном направлении от своих границ при возникновении угрозы перекрытия Малаккского пролива. Таким образом, Китай готовится к обострению своих отношений с США, стремящимся с января 2012 года (публикация документ Пентагона под названием «Поддержка глобального лидерства США: приоритеты для XXI века») сдержать рост Китая и сохранить за Вашингтоном ускользающую миссию единоличного мирового гегемона.

Государства центральной Евразии и Россия ни при каких обстоятельствах не должны оказаться участниками американо-китайского конфликта. Их интересам соответствует обеспечение благоприятных условий для мирного экономического роста в регионе. Консенсус России и Китая относительно стабильности в центральной Евразии, а также управляемое снижение роли США в регионе до скромного уровня одного из крупных экономических партнёров, позволят им в новых условиях повторить успешный опыт взаимодействия Китая и США на этапе окончания холодной войны. Оставшись вне зоны будущего конфликта США и КНР, регион сможет сконцентрироваться на решения острых проблем социально-экономического развития.

Как и Китай, государства центральной Евразии сегодня полностью отвергают перспективы интеграции по модели ЕС, включающей создание наднациональных структур управления. России следует сохранять сугубо экономический характер ЕАЭС, а вопросы военной безопасности решать в двух форматах: ОДКБ применительно к государствам центральной Евразии, и ШОС (в перспективе) для построения режима безопасности, включающей практически всю континентальную часть Евразии. Имея такие гарантии стабильности, регион резко повысит свою привлекательность для инвестиций и сможет стать на путь устойчивого экономического роста.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.