ЕАЭС и «Один пояс, один путь»: активы и обязательства

Сегодня Евразия – ключевой регион для понимания того, где именно Россия вновь заявляет себя как глобальная держава, а Китай испытывает – посредством своего проекта «Пояса и пути» – свои глобальные возможности. Два крупномасштабных проекта, на пути реализации которых Россия и Китай могут обрести успех, но также и столкнуться со множеством вызовов – это Евразийский экономический союз (ЕАЭС) и «Один пояс, один путь».

Далее мы предложим три тезиса, с помощью которых попытаемся показать равно экономический потенциал и сложность сосуществования ЕАЭС и «Одного пояса, одного пути» в пространстве Евразии.

Во-первых, Китай позиционирует ЕАЭС свой проект «Один пояс, один путь» как исключительно экономический – это создание транспортных коридоров, которые откроют новое пространство для регионального экономического развития. Здесь «Один пояс, один путь» действует в интересах ЕАЭС и его ключевого участника, России. Официальная китайская позиция сознательно представляет «Один пояс, один путь» в чисто экономических терминах и при этом недооценивает актуальные угрозы региональной безопасности, которые могут его дестабилизировать, оставляя их на откуп России и странам ЕАЭС, а также организациям, прямо ориентированным на безопасность (например, ШОС или ОДКБ). Китай, таким образом, строит свой нарратив следующим образом: «с нас – капитал, с вас – безопасное окружение, чтобы он мог работать». Поддерживать такое «минималистическое» отношение к китайской безопасности внутри ЕАЭС в средне- и долгосрочной перспективе невозможно, так что Китаю придётся занять более активную и прямую позицию, поставляя не только «капитал», но и безопасность.

Второй тезис заключается в том, что из всех стран ЕАЭС Россия оказывает «Одному поясу, одному пути» наибольшую поддержку, поскольку тот потенциально может предоставить ЕАЭС жизненно важную инфраструктуру (для чего у России сейчас нет финансовых возможностей).

Обеспечивая безопасность китайскому капиталу на благо ЕАЭС, Россия дополнительно легитимирует свою роль в качестве ключевого регионального брокера и усиливает экономическую мощь ЕАЭС.
По нашему мнению, Россия и Китай структурируют отношения «Одного пояса, одного пути»/ЕАЭС одновременно бережно и рационально, принимая во внимание и возможности (такие как капитал/технологические возможности Китая и присутствие России), и ограничения (например, реальный экономический потенциал ЕАЭС и напряжение внутри Союза). Однако же и Китай, и Россия, по-видимому, недооценивают целый ряд угроз в сфере безопасности, которые могут подорвать оба этих проекта (ЕАЭС/«Один пояс, один путь»). Происходящее в регионе (как мы с Ричардом Саквой утверждаем в готовящейся к выходу книге[1]) – это комплексный, многосторонний и многослойный коллаж евразийских вызовов безопасности, включающих три уровня безопасности: внутренний, региональный и глобальный.

В-третьих, мы утверждаем, что множественные вызовы безопасности в регионе (международный терроризм, внутренняя политическая нестабильность, увеличение миграции из-за ослабления режима пограничного контроля, межэтническая напряжённость, конфликты, связанные с распределением воды) вскоре могут вынудить равно Китай и членов ЕАЭС включить эти проблемы в повестку и решать их в рамках обоих проектов («Один пояс, один путь»/ЕАЭС) одновременно. В противном случае общие интересы в сфере безопасности в «Одном поясе, одном пути» и ЕАЭС должны иметь особое представительство в ШОС/ОДКБ (которое может при этом потенциально означать включение Китая в ОДКБ).

Россия в Центральной Евразии: как сохранить безопасность в условиях «стратегической фривольности» Запада
Запад – за исключением сравнительно небольшого сегмента энергетического сектора – не рассматривает центральноазиатские государства в качестве пространства ресурсного освоения. Это может сделать политику США и Европы в регионе производной не от их собственных интересов развития, а от стремления ограничить ресурсы развития для России и Китая.
перейти
© РИА Новости/Искандар Аминов
Скорее раньше, чем позже Китай и Россия начнут разрабатывать новые подходы к обеспечению безопасности обоих проектов («Один пояс, один путь»/ЕАЭС), чтобы те не провалились из-за угроз безопасности. Этого можно достичь двумя способами:

1) «Один пояс, один путь»/ЕАЭС включат безопасность в свою повестку; Китай, как недавно отметил Джеймс Дорси[2], уже предпринял ряд шагов в этом направлении.

2) «Один пояс, один путь» и ЕАЭС будут укреплять своё взаимодействие в сфере безопасности в рамках уже существующих механизмов (через ШОС).

Поскольку на кону здесь стоит один из самых амбициозных проектов, спонсируемых Китаем и Россией, вероятно, они станут уделять больше внимания угрозам безопасности и привлекать к этому процессу страны-участницы ЕАЭС.


[1] EURASIA ON THE EDGE: MANAGING COMPLEXITY Edited by Piotr Dutkiewicz, Richard Sakwa and Fyodor Lukyanov with Richard Burchill and Timofei Bordachev.

[2] James Dorsey, Securing Xinjiang: China adds security component to Belt and Road initiative. 24 July 2018.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.