Досрочные парламентские выборы в Великобритании: каков расклад политических сил?

05.06.2017

Досрочные парламентские выборы были объявлены Терезой Мэй с целью добиться подавляющего превосходства консерваторов в Палате общин, чтобы обеспечить правительству прочный тыл на переговорах о выходе Британии из ЕС. Добьётся ли она поставленной цели?

Казалось, эти выборы будут лишены интриги. Однако если ещё две недели назад отрыв консерваторов от лейбористов составлял от 15 до 20 пунктов, то на данный момент их преимущество сократилось до 7–10. Теракт в Манчестере практически не повлиял на расстановку политических сил – не повысил рейтинги консерваторов. Более того, популярность тори снизилась из-за предложенных ими мер по снижению госрасходов на социальные услуги пожилым людям, из-за готовности разрешить охоту на лис (занятие для аристократии). В течение оставшихся дней перед голосованием тори намереваются отыграть преимущество, заострив внимание избирателей на своих сильных сторонах – Brexit и безопасности.

Тема безопасности, борьбы с терроризмом и экстремизмом выдвинулась на первый план после теракта в ночь со 2 на 3 июня. Премьер-министр Тереза Мэй заявила, что «терпение исчерпано» и в случае победы ей наверняка удастся провести меры, которые она предлагала до объявления выборов. Лидер лейбористов Джереми Корбин обвинил правительство в сокращении средств на полицию и в нежелании опубликовать доклад о финансировании экстремистских групп из-за рубежа.

Теракт в Лондоне мало что изменит в отношениях Великобритании с ЕС Ричард Саква
Совершенный вечером в субботу теракт в Лондоне, в результате которого погибли семь человек и 48 получили ранения, мало повлияет на внутриполитическую ситуацию в Великобритании. Об этом в интервью ru.valdaiclub.com сказал Ричард Саква, профессор российской и европейской политики в Кентском университете в Кентербери; научный сотрудник программы по изучению России и Евразии Королевского института международных отношений Chatham House.
 

Опросы показывают, что многие положения предвыборного манифеста лейбористской партии пользуются популярностью у электората:

  • 71% поддерживают запрет на договор с нулевым временем(трудовой договор, по которому работодатель не гарантирует работнику ежедневную занятость и оплачивает только фактически отработанные часы),

  • 74% – не повышать пенсионный возраст свыше 66 лет,

  • 65% – согласны, что следует повысить налоги на богатых (с зарплатой свыше 80 тыс. ф. ст. в год).

Вместе с тем лейбористы отказываются устанавливать предел ежегодного притока иммигрантов, что вызывает недовольство не только электората в целом (49:32), но и сторонников тех же лейбористов (28%). В этом вопросе лидируют консерваторы.

В нынешние времена судить об исходе голосования 8 июня, экстраполируя данные опросов общественного мнения, – дело не только неблагодарное, но сомнительное. Ведь сами социологи пребывают в растерянности, отмечая волатильность общественного мнения на фоне новых методик опросов, разработанных после фиаско социологов на выборах 2015 г.[1] Напомним, что опросы общественного мнения социологические агентства проводят, так сказать, по «пропорциональной» системе, а выборы проходят по мажоритарной системе. Её диспропорциональность, несправедливость представительства отражает хотя бы тот факт, что на выборах 2015 года Партия независимости Соединённого Королевства (ПНСК), завоевав 12,6% голосов, получила лишь одно место в парламенте. Разброс данных социологических агентств никогда не был столь велик: на начало июня преимущество консервативной партии над лейбористской оценивают от 1 до 10 п.п.

Однако, избиратели, опуская бюллетень за ту или иную партию, принимают во внимание и одно немаловажное обстоятельство – лидер победившей партии станет премьер-министром. И в этом качестве Тереза Мэй значительно опережает Джереми Корбина, пусть отрыв и снижается. Избиратели отдают предпочтение Мэй в качестве государственного деятеля, способного лучше представлять интересы Британии в мире, вести переговоры по Brexit, защитить от терроризма, снизить уровень иммиграции, повысить стандарты школьного образования.

Приоритет Корбину отдают в таких областях, как здравоохранение и защита интересов рабочих семей и пожилых людей. Более того, большинство избирателей считают, что лидер лейбористов дальше от центра политического спектра (влево), чем Трамп (вправо). В силу данного обстоятельства даже сторонники Лейбористской партии с меньшей симпатией относятся к своему лидеру, чем избиратели тори – к Терезе Мэй.

Есть и ещё один фактор, который может повлиять на исход выборов – явка. Традиционно явка среди молодёжи (а она склонна поддержать Джереми Корбина) не столь высока, как среди старших возрастных групп, но пассионарная личность Корбина привлекает молодых.

И тем не менее: если в самом начале предвыборной кампании консерваторов ждала триумфальная победа, то за несколько дней до выборов можно вести речь просто о победе.



[1] В ходе предвыборной кампании 2015 г. опросы указывали на «подвешенный парламент», однако победу одержали консерваторы, опрокинув все выкладки социологов. Pollsters puzzle over Labour surge – and volatile electorate could keep them guessing | Politics. URL: https://www.theguardian.com/politics/2017/may/27/tory-manifesto-disaster-labour-surge-polls-close-general-election



Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Сирия. Ближневосточное чудо Путина
24.11.2017
Последние события в Сирии и на Ближнем Востоке – это действительно чудо, которого никто не ждал два года назад – пока в сентябре 2015 года не вмешалась Россия. В то время террористы хозяйничали в

Эксперт: 
Нурхан Эль-Шейх
Трамп в Азии: Соединённые Штаты отступaют?
23.11.2017
Мощь Америки в ряде важных аспектов слабеет – во многом в результате её собственной политики. Возглавляемая США глобализация была выгодной для корпоративной Америки, но также способствовала массовому

Эксперт: 
Алан Кафруни
Новая Сирия: общая воля трёх гарантов принесла ожидаемый успех
23.11.2017
Саммит в Сочи о будущем Сирии дал новую надежду на стабильность и мир. Президент России Владимир Путин стал «локомотивом» саммита, а Турция и Иран играли роль «пассажирских вагонов первого класса» в

Эксперт: 
Хюсейн Багджи

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться