О чём могут договориться Путин и Ким Чен Ын?

Послужит ли визит лидера КНДР в Россию укреплению отношений между двумя странами? Конечно, да. Но это будет не очень большой «кирпич» в фундаменте. Развитие отношений между Москвой и Пхеньяном во многом ограничено общемировой политической обстановкой. Что-то в этом направлении можно сделать, и, наверное, именно это будет обсуждаться на гипотетическом саммите, пишет Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Очередной виток слухов о будущем визите лидера КНДР в Россию является поводом порассуждать как о перспективах визита, так и о текущем состоянии российско-северокорейских отношений. Разговоры о том, что Ким Чен Ын скоро приедет в Россию, ведутся уже достаточно долго, но особо интенсивно – с сентября 2018 года. Однако не следует забывать, что саммит предполагает обсуждение тем того уровня, который требует решения именно главами государств. Иначе встреча первых лиц превращается в сугубо церемониальное мероприятие, суть которого сводится к подчеркиванию дружеских отношений или выражению поддержки.

Посмотрим под этим углом на отношения наших стран. С одной стороны, у России очень ограничен набор рычагов влияния на Север. Экономическое сотрудничество есть, но оно очень сильно отягощено санкциями, в которых как член Совбеза ООН должна участвовать и Россия. Санкции тормозят развитие существующих ныне совместных проектов, а в рамках их исполнения к концу 2019 года Россия теоретически должна избавиться от северокорейской рабочей силы, которая, заметим, весьма высоко ценится за удачное сочетание дешевизны, исполнительности и некриминальности. С политической точки зрения, Россия понимает ядерные претензии Пхеньяна, но не принимает их. К тому же Дальний Восток, в том числе Корея, с точки зрения приоритетности направлений находится на третьем месте после ближнего зарубежья и Ближнего Востока.

Однако при этом Россия в меньшей степени указывает северокорейцам, что делать. Именно поэтому как во власти, так и среди рядовых северокорейцев отношение к России и русским весьма приязненное.

Текущая ситуация в отношениях КНДР и США во многом соответствует российско-китайскому плану «двойной заморозки». В Москве понимают, что полное ядерное разоружение КНДР малореально, однако декларируемый курс на разрядку и мораторий на меры, обостряющие ситуацию, могут продолжаться неограниченно долго, и здесь процесс важнее результата, а направленность важнее скорости. Россия поддерживает данную тенденцию и в целом полагает, что усилия КНДР, которая уже пошла на некоторое количество необратимых действий, должны быть минимально вознаграждены, а текущий процесс переговоров не должен превратиться в односторонние уступки.

Удастся ли Пхеньяну усадить Трампа за стол переговоров?
Андрей Ланьков
Пхеньян оказывает на Дональда Трампа дипломатическое давление, которое направлено на то, чтобы усадить Трампа за стол переговоров. Трампу намекают, что его склонность слушать сторонников жёсткой линии, в первую очередь Джона Болтона, и нежелание уступать может стоить ему немалых неприятностей. Время покажет, насколько Дональд Трамп готов понять этот намёк, пишет Андрей Ланьков, профессор Университета Кунмин (Сеул).
Мнения экспертов

Исходя из вышеперечисленного, подумаем о возможной повестке дня встречи Владимира Путина и Ким Чен Ына. Возможно, там найдётся место согласованию стратегии и информирования Москвы об итогах саммита в Ханое. И Москва, и Пхеньян воспринимают это событие не как конец диалога, а как временные трудности, которые, возможно, замедлили переговорный процесс, но не прервали его. Поэтому надо думать, как сделать так, чтобы текущее положение дел продолжалось максимально долго.

Вероятно, стороны затронут темы экономического и гуманитарного сотрудничества: с одной стороны, что можно сделать взаимополезного в условиях нынешнего режима санкций, с другой – как этот режим ослабить или обойти.

Нельзя исключать, что стороны обсудят совместные действия, связанные с поддержкой Россией северокорейской позиции, поскольку сам факт саммита, безусловно, будет свидетельствовать о росте договоровозможности Ким Чен Ына, а также о том, что российское направление занимает в северокорейской внешней политике важное место наряду с действиями на межкорейском/американском направлении или по пекинскому вектору.

Послужит ли визит укреплению отношений между двумя странами? Конечно, да. Но это будет не очень большой «кирпич» в фундаменте. Развитие отношений между Москвой и Пхеньяном во многом ограничено общемировой политической обстановкой. Что-то в этом направлении можно сделать, и, наверное, именно это будет обсуждаться на гипотетическом саммите. 

Северная Корея: путь к денуклеаризации будет извилистым
Георгий Толорая
Опираясь на просочившуюся от участников переговоров доверительную информацию, что саммит Трампа и Кима был просто недостаточно подготовленным, так как позиции сторон в процессе рабочих контактов сблизить не удалось. Северокорейские переговорщики не имели достаточно полномочий и даже компетенции обсуждать «ядерный вопрос», посулив лишь, что вождь корейского народа привезёт в Ханой «большой подарок» президенту США. Но что-то пошло не так. Если говорить цинично, то ситуация статус-кво, то есть сохранения сторонами непримиримых позиций без дальнейшего обострения, Россию, по сути, вполне устраивает. Да и не только Россию.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.