Дилемма безопасности. Как Иран планирует отстаивать свои интересы на Ближнем Востоке?

14.02.2018

Иран имеет все права настаивать на том, чтобы его нынешний региональный статус признавался другими региональными игроками, пишет эксперт клуба «Валдай» Хамидреза Азизи. И если признание регионального статуса и интересов друг друга будет соблюдаться всеми сторонами, это может помочь преодолеть – хотя бы частично – так называемую «дилемму безопасности».

Интересы Ирана становятся более понятными, если попытаться проанализировать его взгляд на события в горячих точках региона, определяющих характер взаимодействия ближневосточных региональных и межрегиональных сил. Горячие точки, в которые Иран оказывается так или иначе вовлечён, либо как минимум имеет в них определённые интересы, включают следующие.

Сирия

В контексте начала в Сирии переходного периода Иран заинтересован в том, чтобы президент Башар Асад остался у власти на достаточно продолжительный период. Однако, вопреки распространенному мнению, расчёты Ирана в этом отношении имеют прежде всего прагматическую, а не идеологическую природу. Учитывая крайне пёстрый состав сирийской оппозиции и острое соперничество между её различными фракциями, отстранение Асада от власти в настоящий момент приведёт лишь к дальнейшей дестабилизации обстановки. Таким образом, Иран поддерживает мысль о том, что Асад должен оставаться у власти до конца переходного периода, когда ситуация станет достаточно стабильной для проведения выборов и предоставления сирийскому народу возможности самому решать вопрос о будущем своей страны на основе свободного волеизъявления.

Во-вторых, Иран заинтересован в сохранении территориальной целостности Сирии. Иранские лидеры считают, что предложения о введении федеральной системы правления в Сирии или о предоставлении автономии отдельным районам страны направлены на ослабление и расчленение Сирии, а также на ослабление иранского влияния на территорию, имеющую огромное геополитическое значение для региона. По мнению руководства Исламской Республики, именно это и пытаются осуществить США и их союзники в регионе. По этой причине Иран с самого начала был обеспокоен американскими планами по оказанию поддержки группировкам сирийских курдов и считает, что Вашингтон намерен использовать курдов в качестве рычага влияния в вопросе о будущем Сирии.

В-третьих, Иран серьёзно озабочен тем, что продолжающимся хаосом в стране может воспользоваться Израиль. Задача израильского руководства в данном случае будет состоять в том, чтобы повысить степень своего вмешательства в кризис и, сковав сирийские вооружённые силы, помешать правительству страны развить военный успех. По мнению Тегерана, Израиль уже начал осуществлять этот план, конечной целью которого является лишение Ирана важного союзника у границ Израиля.

Для обеспечения своих интересов Иран намерен действовать как на военном, так и на политическом фронте. На военном фронте Иран продолжит сотрудничество с сирийским правительством и Россией, чтобы под контроль Дамаска перешли как можно более обширные территории страны. На политическом уровне Иран поддерживает Астанинский мирный процесс, который считает важнейшим и наиболее эффективным средством для восстановления стабильности в Сирии.

Из Астаны в Женеву с остановкой в Сочи? Андрей Кортунов
Практические результаты переговоров в Астане – снижение уровня вооружённого насилия на территории Сирии – видны любому беспристрастному наблюдателю. А вот в Женеве о политическом будущем Сирии договориться не удаётся даже в самом первом приближении. Существует множество объяснений того, почему между Астаной и Женевой возник разрыв, но сам факт такого разрыва трудно отрицать.

Что касается вопроса о послевоенном восстановлении страны, то Иран обеспокоен тем, что присутствие западных стран на её территории может привести к усилению их влияния на внутренние дела страны. В то же время Иран не располагает необходимыми ресурсами для того, чтобы возглавить работы по восстановлению. Таким образом, единственная реальная возможность помочь делу – приступить к координации действий с незападными странами, прежде всего с Россией и Китаем. Конечно, это не означает, что в долгосрочной перспективе Иран в компании этих государств будет чувствовать себя в полной безопасности, но на нынешнем этапе такой выбор был бы наиболее разумным и надёжным.

Ирак

Главная цель Ирана в послевоенном Ираке заключается в том, чтобы обеспечить территориальную целостность страны, сохранить власть и политическую легитимность центрального правительства в Багдаде. В этой связи Иран был и остаётся противником независимости иракского Курдистана. В этих целях Иран использует двоякий подход: продолжая оказывать помощь Багдаду в его борьбе с центробежными силами, он одновременно работает с курдами и поддерживает активные двусторонние отношения с Региональным правительством Курдистана. Это оказывает на курдов сдерживающее воздействие и побуждает считаться с интересами Ирана в Ираке и в регионе в целом.

Кроме того, Иран заинтересован в сохранении нынешней системы распределения власти между различными иракскими партиями и существенном влиянии на ситуацию в стране шиитских группировок. Он пытается укрепить единство шиитов, выступая в роли политического посредника. Иран считает, что его региональные конкуренты стремятся посеять раздор среди шиитских сил, чтобы постепенно вытеснить их с политической арены и ослабить влияние Ирана.

Ливан

Иран усматривает в нынешних ливанских событиях реализацию плана западных держав, Саудовской Аравии и Израиля по минимизации влияния Ирана путём расправы с «Хезболлой», его главным ливанским союзником. По мнению иранского руководства, давление на премьер-министра Саада Харири со стороны Саудовской Аравии, «условная» поддержка американцами ливанской армии и возобновившиеся угрозы Израиля начать новую войну с Ливаном – звенья одной цепи. Все эти действия направлены на постепенную делигитимацию «Хезболлы» и вытеснение её из региона. Чтобы помешать осуществлению этого плана, Иран, поддерживая тесные связи с «Хезболлой», одновременно пытается сблизиться с некоторыми другими ливанскими группировками, в частности – с лагерем Харири. Однако, учитывая сложный характер ситуации вокруг Ливана, результаты этих усилий появятся ещё не скоро.

Арабо-израильские отношения

Иран обеспокоен появлением признаков сближения между столицами некоторых арабских государств и Тель-Авивом и внимательно следит за развитием событий. Он полагает, что Тель-Авив и Вашингтон, убеждая арабов в том, что Иран представляет угрозу их безопасности, пытаются сколотить в регионе антииранскую ось. Это даже побудило некоторые влиятельные арабские государства выступить с довольно умеренными заявлениями в ответ на решение президента Дональда Трампа признать Иерусалим столицей Израиля. Однако Иран намерен превратить «угрозу» в возможность предстать перед мусульманским миром в качестве единственного настоящего сторонника палестинцев. Это поможет Ирану противостоять американо-израильской угрозе.

Персидский залив

Иранский подход к взаимодействию между государствами Персидского залива основан на принципе противовесов. Иран пытается воспользоваться недавним расколом в Совете сотрудничества государств Персидского залива, чтобы, укрепляя связи с Катаром, свести на нет планы Саудовской Аравии по формированию враждебной суннитской коалиции. С другой стороны, Иран рассматривает йеменский кризис в качестве возможности для оказания дальнейшего давления на Саудовскую Аравию и с этой целью предоставляет помощь хуситам, ограничив её исключительно политической поддержкой, чтобы не дать повода Эр-Рияду и его союзникам вступить в прямую конфронтацию. Несмотря на пропагандистскую кампанию и попытки обвинить Иран в поставке оружия хуситам, Саудовская Аравия так и не смогла представить убедительные доказательства, способные убедить в этом международное сообщество.

«Красные линии» Ирана

Определив основные интересы Ирана на Ближнем Востоке, проще понять, где проходят его «красные линии». Прежде всего, Иран выступает против любых планов по изменению нынешних границ, безотносительно к тому, являются ли эти планы чисто «внешними» или совместными, рассматривая их как угрозу региональной стабильности и попытку нанести урон его власти и влиянию. По мнению Ирана, США планируют разделить регион на множество мелких государств, которые легко контролировать, и поддерживать в регионе нужный им баланс сил.

Во-вторых, осознавая растущие угрозы, Иран считает необходимым сосредоточиться на создании сил сдерживания. Именно в этом ключе и следует рассматривать отказ страны вступать в любые переговоры по ракетной программе. Перед лицом сговора региональных и трансрегиональных игроков, направленного на сдерживание Ирана, Тегеран рассматривает независимое развитие своих вооружённых сил в качестве единственного надёжного средства для «выживания» в неспокойном и опасном окружении.

С другой стороны, Иран убеждён, что за последние три десятилетия ему удалось укрепить власть внутри страны, распространить своё влияние вовне и вновь стать влиятельной региональной державой. Иран имеет все права настаивать на том, чтобы его нынешний региональный статус признавался другими региональными игроками.

Преодолеть дилемму безопасности

Если вышеупомянутое условие, а именно признание регионального статуса и интересов друг друга, будет соблюдаться всеми сторонами, это может помочь преодолеть – хотя бы частично – так называемую «дилемму безопасности». В качестве удачного примера применения такого подхода можно привести сотрудничество Ирана и Турции по сирийской проблеме при сохранении существенных различий во взглядах сторон. Причины успеха кроются в уважении Ираном и Турцией взаимных интересов. При наличии политической воли эту модель можно применить и к отношениям Ирана с арабскими странами.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Мир в долгах
15.08.2018
Совокупная задолженность в мире в первом квартале 2018 года выросла на $8 трлн – максимальный прирост за два года. Показатель обновил рекорд и достиг $247 трлн, или 318% глобального ВВП. Основная

Рубрика:
Инфографика
Турция – Россия – США: С-400 – это не коммерция, это политика
15.08.2018
Никаких кардинальных, трагических перемен в отношениях Турции и Соединённых Штатов ожидать не следует. Конечно, для США Реджеп Тайип Эрдоган – «сложный партнёр», «султан», пытающийся проводить
Исход европейского бизнеса из Ирана и судьба ядерной сделки
15.08.2018
Новые санкции США против Ирана вступили в силу 7 августа. Евросоюз объявил о намерении блокировать их с целью защитить европейские компании, ведущие бизнес в Тегеране. О том, насколько успешной может

Эксперт: 
Антон Хлопков

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться