Возможна ли дальнейшая денуклеаризация Корейского полуострова?

03.08.2018

Американская позиция по вопросу денуклеаризации Корейского полуострова сводится к следующему: «сначала Север разоружается, а потом мы заканчиваем войну». В этом контексте официальное завершение Корейской войны будет выглядеть как американская победа, приведшая к разоружению противника. Подход Северной Кореи иной: «сначала окончание войны, а потом дальнейшая денуклеаризация». Пока непонятно, чья возьмёт, но в любом случае – худой мир лучше доброй ссоры, отметил в письменном интервью ru.valdaiclub.com Константин Асмолов, ведущий научный сотрудник Центра Корейских исследований Института Дальнего Востока РАН.

Председатель Корейского национального совета по сотрудничеству и примирению Ким Хон Голь назвал условие для дальнейшей денуклеаризации. По его словам, которые приводит издание South China Morning Post, в Пхеньяне ждут хотя бы частичного снятия санкций. Он отметил, что ранее в КНДР настаивали на мирном договоре, но сейчас они просят объявить о завершении Корейской войны. Только после этого можно будет продвигать процесс денуклеаризации, добавил политик. Также в Пхеньяне считают, необходимым подключить к мирным переговорам Китай, чтобы стабилизировать процесс.

На самом деле к сообщениям газеты надо относиться с некоторой настороженностью, особенно с точки зрения прямого включения Китая в переговорный процесс, который раньше позиционировался Пхеньяном как исключительно двусторонний. Даже южнокорейские попытки присоединиться не воспринимались всерьёз. Тем не менее текущая ситуация отражает ряд проблем, из-за которых отдельные эксперты полагают, что разрядка на полуострове движется к своему концу, потому что лимит действий, которые каждая из сторон может сделать без серьёзного вреда для себя, заканчивается.

Северная Корея пока выполняет всё, что обещала в устном или письменном виде. Помимо ядерного полигона проведён демонтаж ряда объектов, связанных с ракетной программой. Их важность может быть дискуссионна, но как бы то ни было, это необратимое действие. Кроме того, как и было обещано на сингапурском саммите, американской стороне передали останки солдат, которые погибли во время Корейской войны, и если обострения напряжения не будет, то вслед за первой партией последуют остальные.

Что же касается публикаций в антитрамповской прессе о том, что Северная Корея тайно работает над ракетной программой и, следовательно, Трампа обманули, то, во-первых, официально это не подтвердил ни Сеул, ни Вашингтон, а, во-вторых, никаких обязательств, связанных с прекращением подобных исследований, Пхеньян не брал.

С другой стороны, руководство в Пхеньяне, скорее всего, держит в голове вопрос, малоприятный для нынешнего положения дел: что будет «после Трампа» и какова вероятность того, что (так было при переходе от Клинтона к Бушу и от Буша к Обаме) преемник нынешнего президента дезавуирует договорённости и объявит, что «всё, что заключил этот клоун, не соответствует национальным интересам». Если Трамп будет править 8 лет, а после него ещё 8 лет Иванка (как уверяют нас отдельные личности типа Эдварда Люттвака), такой период стабильности может довести процесс если не до конца, до каких-то серьёзных подвижек на ниве разоружения Севера, но даже судьба иранской ядерной сделки вынуждает помнить об иных вариантах.

Трамп тоже является заложником ситуации. Это не очень понятно в Москве, но внутренняя политика для него имеет гораздо большее значение, чем внешняя. На него давят, с одной стороны, противники из «демократического» лагеря, с другой – консерваторы вроде Пенса. В результате он обязан отрабатывать определённую повестку, элементом которой, в частности, является недавно принятый закон о правах человека в КНДР. И если в вопросах о сроках денуклеаризации в Вашингтоне отошли от жёстких сроков и допускают, что процесс может идти дольше чем планировалось (главное – результат), то в вопросе о возможном смягчении санкций позиция остаётся прежней и поэтапного смягчения в обмен на хорошее поведение КНДР не ожидается.

Путин – Трамп: какой будет встреча после «осеннего марафона»? Андрей Безруков
Международная политика является для Дональда Трампа вторичным фактом. Проблема, на которой он на самом деле сосредоточен, – экономика Соединённых Штатов. Он хочет сделать свою страну сильнее (Make America Great). А это значит, что ему нужно ускорить внутреннюю динамику, экономический рост, дать людям работу – то есть проделать всё то, что ведёт к укреплению его избирательной базы. Вполне возможно, что Трамп вообще проводит свою внешнюю политику, дабы не допустить кризиса, который не позволил бы ему проводить наступательную политику в экономике.

На тактическом уровне всё это перерастает в проблему, которая может оказаться главным камнем преткновения на данный момент. Межкорейский саммит обещал нам, что до конца года Корейская война будет официально закончена. Учитывая ход войны и обстоятельства подписания перемирия, формат соглашения – это отдельная проблема, но здесь важнее другое.

Американская позиция на данный момент сводится к традиционному: «сначала Север разоружается, а потом мы заканчиваем войну». Процессы рассматриваются как связанные, и в этом контексте официальное завершение Корейской войны будет выглядеть как американская победа, приведшая к разоружению противника.

Подход Северной Кореи иной: перед тем, как всерьёз приступать к необратимым действиям на поле разоружения, необходимо добиться того уровня взаимного доверия между странами, который на данный момент отсутствует. Официальное завершение Корейской войны в этом контексте воспринимается как важный шаг в деле установления подобного доверия и потому – наоборот – «сначала окончание войны, а потом дальнейшая денуклеаризация».

Реплика в сторону: неудача заключения соглашения в текущем году может оказать негативное влияние не только на дальнейший ход американо-северокорейских переговоров, но и на внутриполитическую ситуацию в РК, где рейтинг текущего президента начинает снижаться из-за существенных экономических проблем и ряда политических скандалов.

Несколько вопросов от ru.valdaiclub.com:

Насколько масштабны и необратимы шаги, предпринятые КНДР, по свертыванию своей ракетно-ядерной программы?

К.А.: Хотя Север и предпринял ряд необратимых действий (восстановление уничтоженных инфраструктурных объектов в любом случае займёт какое-то время), а приостановленные учения или иные шаги с другой стороны можно «обратить» одним росчерком пера, по указанным выше причинам, эти «необратимые действия» нельзя назвать масштабными: Ким не предпринял ничего, что нанесло бы существенный вред ракетно-ядерному потенциалу страны.

Выполнят ли Сеул и Вашингтон требования КНДР?

К.А.: Скорее нет, чем да – по внутриполитическим соображениям. Вашингтону очень важно показать своей внутренней аудитории, что «Трамп не слил» и воздерживаться от тех действий, которые будут восприниматься как односторонние уступки.

Пойдут ли США на частичную отмену санкций в отношении КНДР до полной денуклеаризации?

К.А.: Пока даже о частичном снятии санкций речи не идёт. Первая попытка России и Китая в том направлении уже потерпела неудачу и возвращаться к этому вопросу можно будет, если объявленный Пхеньяном неформальный мораторий на ракетные пуски и ядерные испытания продержится хотя бы год. 

И последнее – сколько бы ни продлился этот период «мирной передышки», худой мир лучше доброй ссоры, и на данный момент вероятность конфликта на полуострове значительно снизилась. Как отмечал автор, де-факто стороны находятся на этапе «двойной заморозки», который был предложен в своё время РФ и КНР.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Трамп и Ким: связанные одной цепью?
07.08.2018
И Ким, и Трамп заинтересованы друг в друге. Для Кима президентство Трампа открывает возможность превратить отношения с единственной мировой сверхдержавой из враждебных в нормальные, выйти из

Эксперт: 
Артём Лукин
США и Северная Корея: почему Трампу всё сходит с рук?
20.06.2018
В миротворческих шагах Трампа удивляет больше всего не то, что он отказывается от более чем пятидесятилетнего политического курса на раздувание вражды к Северной Корее, а то, что уступки Трампа не

Эксперт: 
Ричард Лахманн
Саммит Ким – Трамп: Давид победит Голиафа?
11.06.2018
Апокалиптические опасения неизбежной войны на Корейском полуострове в конце прошлого года сегодня, накануне первого американо-северокорейского саммита, сменились радужными настроениями и ожиданиями

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться