Brexit год спустя: Разъединённое Королевство

03.07.2017

Атмосфера на переговорах о Brexit будет накаляться всё сильнее. На сегодняшний день наиболее вероятный исход переговоров таков: будет принято нечто похожее на норвежскую модель, но с более строгим контролем над миграцией и несколько меньшей свободой торговли. Это не удовлетворит ни одну из сторон, но тяготы будут поделены поровну.

Трудно поверить, что с тех пор, как Соединённое Королевство проголосовало за выход из Европейского союза, прошёл целый год. С одной стороны, ощущение такое, что это случилось только вчера – настолько свежа ещё память о том изумлении и шоке, который мы испытали. Но, с другой стороны, всё это кажется уже древней историей – настолько богат политическими событиями был прошедший год, завершившийся неожиданно назначенными всеобщими выборами, которые принесли ещё более неожиданный результат. Премьер-министр Тереза Мэй надеялась, что выборы укрепят её позиции, но вместо того, чтобы окрепнуть, и она сама, и правящая Консервативная партия вышли из испытания ослабленными.

Однако по итогам выборов правительство лишилось не только абсолютного большинства в парламенте. Голосование подтвердило, что раскол в стране столь же глубок, как и 23 июня 2016 года, когда состоялся референдум. Видимо, по этой причине его годовщина не ознаменовалась ни празднествами, ни траурными мероприятиями, а была отмечена очень по-английски – в частном порядке.  

Почти никто не вспоминал о призывах годичной давности сторонников Brexit объявить день референдума Днём независимости страны. Не было и многолюдных уличных шествий, которые в аналогичных условиях были бы устроены в других странах. Никто из желавших остаться не явился на Уайтхолл, размахивая сине-золотыми флагами ЕС, никто из сторонников не потрясал в знак торжества британскими флагами на Парламентской площади. Люди сидели по домам. Кто-то втихомолку горевал, кто-то хлестал шампанское. Премьер-министр тем временем пыталась сколотить коалиционное правительство с тем, чтобы и она сама, и её партия остались у власти.

Тереза Мэй и другие утверждают, что раны, нанесённые референдумом, затягиваются, а страна вновь обретает единство. Они проводят различие между царящим в парламенте духом разлада, который был таковым и перед выборами, и спокойным поведением рядовых сторонников ЕС, которые в целом уже примирились с фактом неизбежности Brexit. Контраст между якобы разумным большинством общества и вечно грызущимися членами парламента используется для поддержания партийной дисциплины в среде членов парламента от Консервативной партии.

Британия – ЕС: развод, который бы устроил всех Дэвид Лэйн
После выхода Великобритании из Евросоюза державой-гегемоном станет Германия, а недовольство текущей политикой ЕС, несомненно, приведёт к его реформированию. Исход других стран (таких, как Венгрия или Греция) маловероятен, так как издержки выхода из ЕС намного превышают преимущества пребывания в ЕС. В этой связи можно предположить, что переговорщики ЕС постараются оформить вариант развода с Соединённым Королевством, который устроил бы обе стороны.

Но дело обстоит совсем не так, как оно видится из-за ограды парламента. В своём большинстве члены парламента от обеих основных партий говорят, что признают результаты референдума, а различия во мнениях между ними обусловлены тем, что им по-разному видятся условия окончательного развода с ЕС.

Однако в обществе, особенно среди сторонников ЕС, продолжает копиться горечь. Те, кто хотел остаться в Евросоюзе, считают, что правительство не учитывает факт их незначительного отставания на референдуме (счёт был 52% против 48%) в своём подходе к переговорам по выходу из ЕС. Следует также отметить, что, выступая на тему Brexit в средствах массовой информации, общественные деятели и представители университетских кругов неизменно начинают с упоминания о том, как они голосовали. Но такая откровенность говорит только о том, что разногласия не преданы забвению.

Более того, основные пункты противоречий остаются теми же, что и год назад. Больше всего споров вызывает, наверно, миграция. В идеале простые сторонники выхода из ЕС хотят, чтобы миграция, будь то из ЕС или откуда-то ещё, была полностью остановлена или на худой конец «поставлена под контроль». Сторонники членства в ЕС в большинстве своём признают, что Великобритания нуждается в притоке мигрантов и что мигранты из Евросоюза в основном обладают высокой квалификацией и приносят пользу экономике. Между этими двумя точками зрения имеются кое-какие оттенки, но в целом аргументация на простонародном уровне сводится именно к такой дилемме.

Ещё одно противоречие, как на элитарном, так и на простонародном уровне, касается экономики. На простонародном уровне оно разделяет тех, кто согласился со сторонниками ЕС, утверждавшими, что Brexit обернётся экономической катастрофой – сейчас в качестве доказательств они приводят падение фунта стерлингов, замедление темпов роста (по сравнению с ЕС в целом) и продолжающееся сокращение доходов, – и тех, кто полагал, что состояние экономики уже настолько плачевное, что вряд ли оно ухудшится вследствие Brexit.

На уровне элит спорят о том, будет ли возможно (и в какой степени) остаться в Общем рынке и Таможенном союзе или надо будет сразу после выхода из ЕС заключить какое-нибудь соглашение о свободной торговле. «Упёртые» сторонники выхода говорят, что Соединённое Королевство выгадает, если сумеет заключить ряд двусторонних сделок, а сторонники ЕС цепляются за надежду остаться в Европейском экономическом пространстве на тех же правах, что Швейцария или Норвегия. Некоторые из них так и вовсе уповают на то, что проект Brexit в целом будет положен в долгий ящик, и после недавних выборов голоса в пользу такого варианта раздаются всё громче.

Мало свидетельств и того, что за прошедший год какая-либо из сторон кардинально изменила своё мнение. Сразу после референдума появлялись сообщения о том, что проголосовавшие за выход из ЕС сожалели о своём выборе: они якобы говорили, что хотели всего лишь проучить правительство и никак не ожидали, что Brexit победит. Некоторые аналитики даже утверждают, что если бы референдум состоялся сейчас, то результат был бы обратным: 52 % против 48%. Неизвестно, правда это или нет, однако факт остаётся фактом: страна всё так же расколота на почти равные части.

Более того, год спустя сторонники Brexit представляются ещё более громогласными и не склонными к компромиссам, чем год назад. И для этого, похоже, имеется веская причина: они боятся, что выступающая за продолжение членства в ЕС элита отнимет у них победу и им придётся начинать борьбу сначала.

После выборов их опасения на сей счёт только окрепли, поскольку анализ результатов голосования показывает, что лейбористы достигли особенно больших успехов в округах, где на референдуме было подано много голосов против выхода из ЕС. Это говорит о том, что сторонники ЕС считают, что лейбористам присущ меньший догматизм в вопросе о Brexit, чем консерваторам.

Сторонников Brexit также встревожило решение Терезы Мэй войти в коалицию с Демократической юнионистской партией Северной Ирландии и тем самым обеспечить своей партии большинство в парламенте. На референдуме Северная Ирландия дружно проголосовала против Brexit. ДЮП желателен «мягкий» вариант Brexit, при котором граница между Северной Ирландией и Ирландской Республикой останется открытой. Поэтому на переговорах вопрос о границе между Северной Ирландией и Ирландской Республикой обещает стать одним из наиболее трудных.

Есть надежда, что «жёсткий» Brexit будет смягчён Людмила Бабынина
Есть некая надежда, что «жёсткий» Brexit будет немного смягчён. Однако сейчас говорить о том, каким будет формат отношений, очень сложно.

Однако страхи страхами, а никаких указаний на то, что надеждам противников Brexit, скорее, суждено сбыться – не имеется. Немалая часть элиты (хотя и не вся элита в целом) – представители университетских кругов, экономисты, руководство крупных корпораций – хотела бы, чтобы Brexit не состоялся. Они считают, что выход из ЕС чреват резким ухудшением экономической ситуации и надеются, что хотя бы это заставит сторонников Brexit одуматься.

На мой взгляд, они принимают желаемое за действительное. Ведь многие голосовали за выход отнюдь не по экономическим соображениям. Голосовали за сохранение национальной идентичности и суверенитета, то есть, если воспользоваться лозунгом предвыборной агитации, за «возвращение контроля». Любые экономические трудности будут восприняты как ещё один вызов, в ответ на который вновь проявятся характерная английская стойкость и традиционная твёрдость духа. Если уж на то пошло, решимости настоять на своём им будет не занимать.

А в этом таится опасность того, что атмосфера на переговорах о Brexit будет накаляться всё сильнее. На сегодняшний день наиболее вероятный исход переговоров таков: будет принято нечто похожее на норвежскую модель, но с более строгим контролем над миграцией и несколько меньшей свободой торговли. Это не удовлетворит ни одну из сторон, но тяготы будут поделены поровну.

Между тем нельзя исключить и возникновения драматических обстоятельств, которые в корне изменят всю ситуацию. У Терезы Мэй слабое правительство. Если по какой-то причине оно падёт, то у Лейбористской партии появится шанс на победу и тогда будет разыграна карта «мягкого» или даже нулевого варианта Brexit. Это может показаться невероятным, но, учитывая неразбериху первого года, было бы глупо предположить, что второй год будет отличаться от первого какой-то большей предсказуемостью. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Ещё раз о Brexit: Великобритания «входит и выходит. Замечательно выходит!»
07.08.2018
После Brexit Тереза Мэй хочет сохранить все те привилегии, которые были у Англии в эпоху членства в ЕС. Но ЕС понимает, что для него это будет означать дальнейший развал, поскольку если страна,

Эксперт: 
Александр Рар
Уйти, но остаться в ЕС: Brexit и ирландский вопрос
21.08.2018
Как ни странно, объединение Ирландии может произойти даже несколько раньше, чем мы ожидаем. Brexit навсегда меняет конфигурацию ЕС. То, что не принималось во внимание по обе стороны Ла-Манша, в

Эксперт: 
Мэри Дежевски
Brexit между Сциллой и Харибдой
11.07.2018
7 июля премьер-министр Великобритании Тереза Мэй объявила о решении британского правительства пойти на «мягкий Brexit», после чего кабинет покинули два министра, и правительство оказалось на грани

Эксперт: 
Елена Ананьева

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться