Brexit и дефицит демократии в британской политике

В последние недели, после того как Тереза Мэй представила свой проект соглашения с ЕС по Brexit, произошёл некий сдвиг. Сделка эта, по правде говоря, не устроила никого. Для тех, кто хотел, чтобы Британия осталась в ЕС, она предполагает слишком большую изоляцию, а те, кто хотел уйти, решили, что Великобритания и после ухода будет слишком зависима от Брюсселя.

В 2016 году большинство британцев проголосовало за выход из Евросоюза. На следующий год состоялись всеобщие выборы, в ходе которых обе главные политические партии обещали провести результаты референдума в жизнь. Одна партия – либерал-демократов – заявляла, что хочет добиться пересмотра итогов референдума, но в итоге её электорат (всегда бывший небольшим) сократился ещё сильнее. В 2018 году парламент принял «Великий законопроект об отмене», и вновь большинство парламентариев выступило в поддержку итогов голосования. Но представляется, что в последние недели, после того как Тереза Мэй представила свой проект договорённости с ЕС, произошёл некий сдвиг. Сделка эта, по правде, не устроила никого. Для тех, кто хотел, чтобы Британия осталась в ЕС, она предполагает слишком большую изоляцию, а те, кто хотел уйти, решили, что Великобритания будет слишком зависима от Брюсселя.

После этого премьер-министр выдержала вотум недоверия в своей партии, а потом – вотум недоверия в парламенте. Сейчас более сотни парламентариев призывают к проведению нового референдума; Филип Хэммонд уведомил представителей большого бизнеса о том, что Brexit без сделки не будет, а лидер оппозиции Джереми Корбин требует, чтобы Тереза Мэй пообещала даже не рассматривать такой вариант. Авторитетные политические аналитики вроде Полли Тойнби не скрывают своей радости по поводу того, что спустя два года после голосования некоторые пожилые сторонники Brexit умрут, и можно будет провести ещё один референдум, на котором победят те, кто за ЕС. И, как теперь принято, оспорить исход голосования пытаются, объявляя виновником Россию – это стало характерной чертой политических споров после референдума. Сейчас от ЕС исходят намёки, что можно продлить переходный период. Что будет завтра, не знает никто.

Сценарии Brexit: «овертайм», «повторите, пожалуйста» или «можно не выйти»
Дмитрий Офицеров-Бельский
Пока в британской политике в целом и внутри Консервативной партии конкуренция возобладает над сотрудничеством, предсказывать, что будет с Brexit, достаточно сложно. Однако варианты есть: это повторный референдум, выход без сделки, дополнительное время и ещё один, который можно было бы назвать «выхода нет». О том, какой сценарий Brexit наиболее вероятен, рассказывает Дмитрий Офицеров-Бельский, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИМЭМО РАН им. Е.М. Примакова.

Мнения экспертов

Связанный с Brexit политический кризис проистекает из фундаментального дефицита демократии в британской политике, а он состоит в том, что ни одна партия не станет исполнять то, за что проголосовало большинство избирателей. Если коротко, то ни одна из основных партий не хочет покидать ЕС. Сама Тереза Мэй выступала за то, чтобы остаться, но тем не менее согласилась следовать результатам голосования, а многие парламентарии от Консервативной партии хотели бы выйти. Джереми Корбин (давний евроскептик, следующий модели левых лейбористов вроде Тони Бенна и Денниса Скиннера) возглавляет партию, многие члены и парламентарии которой выступают за то, чтобы остаться в ЕС. Однако большинство лейбористских округов всё же проголосовали за выход. Поэтому лейбористам пришлось выполнить сложный манёвр, чтобы успокоить своих проевропейских парламентариев и избирателей (прежде всего в больших городах), не потеряв при этом большинство мест в парламенте, значительную часть своих избирателей из числа рабочего класса и влияние. Всеобщие выборы не могут гарантировать разрешение этих конфликтов, поскольку они бушуют как вне, так и внутри самих партий.

На самом деле возможность нового референдума вызывает настороженность у лидеров обеих партий. У сторонников выхода из ЕС уже есть готовый лозунг: «Один раз мы это вам уже сказали, но можем и повторить, на сей раз погромче!». Политическая элита напугана тем, что однажды народ уже дал «неправильный» ответ. Что, если это повторится? Более того, оба лидера знают, что второй референдум обесценит парламент и демократические процессы в Великобритании. Каковы могут быть последствия будущих голосований, если члены парламента знают, что могут игнорировать их в случае несогласия? И зачем кому-то голосовать, если политическая элита будет игнорировать «неправильные» голоса?

Были серьёзные опасения, что игнорирование результатов голосования повлечёт за собой подъём крайне правых. Думаю, что это преувеличение. Я бы сказала, что будет иметь место отстранение от политических процессов. Это также серьёзно затронет легитимность демократических процессов и сам парламент. Депутаты, склонные игнорировать результаты референдума, неправильно понимают идею суверенности парламента. Парламент суверенен, потому что представляет электорат, его авторитет опирается на отдающих свои голоса граждан.

Сложно предсказать и то, какие последствия повлечёт за собой Brexit без сделки. На примере обращения ЕС со странами с большим или меньшим уровнем задолженности очевидно, что вопрос здесь скорее политический, чем строго экономический. Мне представляется, что наиболее значимая политическая проблема сегодня – нежелание политического класса следовать результатам референдума. Это обнаруживает глубокий дефицит демократии в среде британских политиков и правящего класса, которые совершенно отдалились от своих избирателей и напуганы необходимостью вновь принимать руководящие решения.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.