Бретт Кавано в Верховном суде: что дальше?

При Трампе Верховный суд становится антидемократическим институтом, направленным на ограничение власти большинства населения в США. Те, кто хочет прогрессивного и справедливого правительства, должны будут отказаться от надежд на победу в судебном порядке.

Бретт Кавано, второй кандидат президента США Дональда Трампа в Верховный суд, был утверждён сенатом 50 голосами против 48. Кавано является четвёртым судьей так называемого меньшинства. Это означает, что сенаторы, проголосовавшие за его утверждение, получили меньше голосов на последних выборах, чем сенаторы, которые голосовали против него. Другими тремя такими судьями стали Нил Горсач, ещё один протеже Трампа, Сэмюэль Алито, выбранный Джорджем Бушем-младшим, и Кларенс Томас, назначенный еще Джорджем Бушем-старшим. Конечно, Джордж Буш и Трамп – президенты меньшинства, получившие меньше голосов, чем их демократические оппоненты, но ставшие президентами благодаря коллегии выборщиков.

Что касается Горсача и Кавано, то сенаторы, выступавшие против их назначения, получили почти на 20 миллионов голосов больше, чем их сторонники. Такой антидемократический результат вызван двумя факторами. Во-первых, каждый американский штат получает двух сенаторов независимо от того, составляет ли население 39 миллионов человек (в Калифорнии) или 580 000 (в штате Вайоминг). Небольшие штаты – это в основном сельское население, которое в основном голосует за республиканцев, а самые густонаселённые штаты – это по большей части городское население, которое – за исключением Техаса – голосует за демократов. Во-вторых, эти четыре судьи от меньшинства были весьма спорным выбором и вызвали массовую оппозицию, которая обеспечила их подтверждение узким большинством, состоящим почти полностью из республиканцев.

Разделяй семьи и властвуй: почему жёсткая миграционная политика Трампа стала мейнстримом
Количество беженцев и жёсткость политики, направленной против беженцев, будут лишь возрастать в ближайшие годы. В будущем мы можем ожидать появления лидеров, подобных Трампу, и более жёстких мер политики, подобных разделению семей.
перейти
© 2018 Jacquelyn Martin/AP
Первоначально Кавано представлялся лишь одним из юристов правого толка, которых республиканские предшественники Трампа выдвигали в Верховный суд и в меньшей степени – в крупные федеральные суды. Тем не менее в сентябре три женщины обвинили Кавано в попытках изнасилования, непристойных приставаниях при злоупотреблении алкоголем, когда он учился в старших классах и в колледже. Знакомые Кавано заявили, что он был сильно пьющим и под парами алкоголя вёл себя очень воинственно; другие же утверждали, что не замечали за ним оскорбительных действий в отношении женщин. Самый рьяный обвинитель Кавано, доктор психологии Кристина Блази Форд, свидетельствовала перед юридическим комитетом сената. Опросы показывают, что подавляющее большинство американцев уверено в её правдивости, а не Кавано. Ответное выступление Кавано было весьма агрессивным. Отвечая вопросы, Кавано явно лгал, ссылаясь на записи своего дневника, который он вёл в школе. Он также лгал во время своего первого слушания при его утверждении в качестве сотрудника администрации Джорджа Буша-младшего.

Поведение Кавано и его готовность совершить лжесвидетельство перед сенатом отделяют его от других экстремистски настроенных судей (за исключением, разумеется, Кларенса Томаса, которого также обвиняли в сексуальных домогательствах и который лгал об этом перед сенатом).

Как бы то ни было, Кавано – это наиболее экстремистский вариант судей-республиканцев, которые назначались за последние полвека.

Исторически назначения в верховные судьи играли особую роль только в периоды, когда суд принимал судьбоносные и порой нежелательные решения в общественных спорах: рабство, Реконструкция, «Новый курс» Рузвельта, сегрегация, молитвы в школах, аборты, однополые браки. В 1968 году коалиция республиканцев и южных демократов заблокировала выдвижение президентом Линдоном Джонсоном Эйба Фортаса в качестве главного судьи, надеясь, что новый президент будет республиканцем и выберет того, кто отменит или по крайней мере ограничит решения судьи Уоррена о расовом равенстве и молитвах в школах. Гамбит сработал, и Ричард Никсон придал правый уклон Верховному суду в деле Роу против Уэйда. Это решение привело к смычке религиозных консерваторов с их взглядами на аборты с республиканской партией.

Начиная с Рейгана, выбор судей в Верховный суд был откровенно с правым уклоном, за исключением решения Джорджа Буша-старшего в отношении Дэвида Соутера. Верховный суд, даже после двух назначений Обамы, является наиболее консервативным с того времени, как Франклин Делано Рузвельт назначил большинство судей. Алито и Робертс являлись самыми консервативными судьями с 1946 года, а Томас, Кеннеди и Скалиа также вошли в первую десятку в этом рейтинге. Мы можем ожидать, что Горсач и Кавано также будут защищать большой бизнес и голосовать против интересов профсоюзов. Среди десяти судей только Сотомайор не является сторонником большого бизнеса. Остальные судьи на этом конце спектра были назначались Рузвельтом, Трумэном, Эйзенхауэром, Кеннеди и Джонсоном. Таким образом, два назначенца Трампа просто продолжат тенденцию, определённую ещё от Никсона через Рейгана к Бушам.

Многочисленные комментаторы и, конечно, политики-демократы расценивают решение Митча Макконнелла отказаться от возможности провести даже слушания, не говоря уже о голосовании, за выдвижение Обамой Меррика Гарланда на замену умершего в 2016 году Антонина Скалиа как беспрецедентное нарушение традиций сената. Однако, по существу, результат был таким же, как и обструкция против Фортаса. Разница в том, что эта блокада была исключительно республиканской, а Фортаса блокировали или поддерживали как демократы, так и республиканцы. В 1968 и 2016 годах вакантное место в Верховном суде стало центральным вопросом президентской кампании, а Никсон и Трамп использовали это, чтобы продвигать противников либеральных решений Верховного суда.

Что изменилось, так это идеологические постулаты как в сенате, так и в Верховном суде. Сенаторы в обеих партиях сейчас почти единодушны в противостоянии кандидатам от президентов из другой партии. Кандидаты от республиканцев существенно поправели, чем во времена Никсона, в то время как назначенцы Обамы и Клинтона, за исключением Сотомайор, менее либеральны, чем во времена Кеннеди и Джонсона. Этот явный сдвиг вправо, а республиканское доминирование прошлых и нынешних кандидатов в Верховном суде сейчас влияет непосредственно на политическую систему США. Республиканские верховные судьи голосовали за принятие более радикальных мер контролируемыми республиканцами правительствами штатов, для ограничения избирательных прав и проведения возможных махинаций в государственных органах и федеральных законодательных округах. Более того, Верховный суд постановил, что неограниченные политические расходы являются сутью свободы слова. Эти решения помогли республиканцам выиграть выборы при гарантиях того, что судебная система становится всё более реакционной.

Судьи, назначенные президентами от Рузвельта до Джонсона, создали образ американского Верховного суда как защитника прав личности, борца против расовой, гендерной и других форм дискриминации, образ, которым когда-то восхищались во всём мире.

Теперь при Трампе с этим наследием решительно покончено. Сегодня Верховный суд является антидемократическим институтом, направленным на ограничение власти большинства населения в США. Те, кто хочет прогрессивного и справедливого правительства, должны будут отказаться от надежд на победу в судебном порядке. Американские либералы и люди умеренных взглядов должны удвоить усилия, чтобы выиграть выборы, а также активизировать забастовки и демонстрации, чтобы усилить давление на государственные и частные институты, которые ныне могут чувствовать себя в безопасности в плане ограничений на свои привилегии.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.