Мнения экспертов Восточный ракурс
Ближний Восток: нефть и хорошие новости

Россия продолжает свою шахматную партию на Ближнем Востоке, которая обладает и глобальным энергетическим измерением, проявляющемся в координации деятельности с Саудовской Аравией. Последняя, хотя ей и следовало бы уделять больше внимания пожеланиям США относительно уровня цен на нефть, особенно в условиях растущей напряжённости в отношениях с Ираном, всё же променяла эту честь на прагматическое сотрудничество с Российской Федерацией. О подробностях нефтяной игры читайте в материале Марко Карнелоса, старшего консультанта в Future Group Holdings.

На протяжении последних нескольких недель мы являемся свидетелями нарастающей конфронтации между США и Ираном. Напряжённость в их отношениях появилась в 2015 году, когда США вышли из договора по ядерной сделке с Ираном. Вашингтон ужесточил свои односторонние санкции против Тегерана, направленные на то, чтобы заставить последний прекратить экспорт нефти, и совсем недавно ввёл дополнительные санкции против членов высшего руководства Ирана. В Персидском и Оманском заливах в результате нападений были повреждены нефтетанкеры. В атаках обвинили Иран. То же самое произошло и с саудовским нефтепроводом, выходящим на побережье Красного моря. Иран открыто объявил о том, что иранскими силами ПВО в иранском воздушном пространстве над Ормузским проливом был сбит американский беспилотник, а президент Трамп в последний момент отменил ответный авиаудар по Ирану.

Самый тревожный аспект этой конфронтации заключается в следующем. Какая-либо из сторон (или та и другая вместе) могут допустить просчёт и тогда разгорится открытый конфликт. Более того, Тегеран ясно дал понять, что если Ирану не позволят экспортировать нефть через Ормузский пролив, то та же участь постигнет и все прочие страны-экспортёры Персидского залива, а если разразится конфликт, то ответные удары Ирана падут на всех без исключения союзников США в регионе. В особенности пострадает их энергетическая инфраструктура.

Танкерные инциденты: кто моргнёт первым?
Иван Тимофеев
Танкерные инциденты в Оманском заливе порождают опасную конфликтную ситуацию. После обвинений США в адрес Ирана вероятность военного столкновения существенно возрастает. Для начала открытых боевых действий сложилось несколько важных обстоятельств, пишет Иван Тимофеев, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».
Мнения экспертов

В настоящий момент нефтяные рынки, похоже, бьются в приступе шизофрении. Нарастающая напряжённость в Персидском заливе, связанная с сокращением добычи нефти в Иране и Венесуэле, должна вызывать озабоченность в связи с возможным взлётом цен на нефть. Однако ОПЕК и её союзники озабочены тем, чтобы стабилизировать цены и не допустить их резкого падения, и с этой целью ограничивают поступление нефти на мировой рынок.

Впрочем, нам никуда не деться от двух основополагающих фактов. Во-первых, хотя нефть, экспортируемая через Персидский залив, составляет примерно 30% общемировой добычи, пять из десяти ведущих производителей чёрного золота – Саудовская Аравия, Иран, Ирак, Кувейт и ОАЕ – по-прежнему вывозят добытую ими сырую нефть через Ормузский пролив. Во-вторых, 70% известных общемировых запасов нефти принадлежат всего четырем странам; три из них – Саудовская Аравия, Иран и Ирак – экспортируют сырую нефть через Персидский залив. Вывод: вне зависимости от цифр – всё, что происходит в Персидском заливе, по-прежнему имеет существенное значение.

И тем не менее с недавно завершившейся встречи в верхах «Большой двадцатки» в Осаке пришли две хорошие новости. Первая: президенты Трамп и Си приняли решение возобновить американо-китайские торговые переговоры, что внушает некоторый оптимизм относительно возможности восстановления экономического роста. Впрочем, до сих пор неясно, послужит ли эта договорённость прелюдией к заключению торговой сделки. Вторая: президент России Владимир Путин и саудовский наследный принц Мохаммед бин Салман достигли соглашения о продлении ещё на девять месяцев достигнутой прежде в рамках ОПЕК+ (созданной в 2016 году неформальной координационной группы, включающей в себя саму ОПЕК и не входящих в её состав производителей нефти во главе с Россией) договорённости о сохранении нынешнего объёма нефтедобычи на уровне 1,2 млн баррелей в день. Это решение было ратифицировано 1 июля на встрече членов ОПЕК в Вене.

Почему в отсутствие глобального кризиса встречи G20 превращаются в «саммиты двусторонок»
Во вторник, 25 июня, в клубе «Валдай» состоялась экспертная дискуссия с участием министра экономического развития России Максима Орешкина, посвящённая предстоящему саммиту G20 в Японии. По мнению министра, прорывных решений от лидеров «двадцатки» ожидать не стоит – мировая экономика относительно стабильна, и у них просто нет стимула к поиску компромиссов, как это было после кризиса 2008 года. Но характер грядущего кризиса просматривается – и готовиться к нему нужно уже сейчас.
События клуба

Координация деятельности в области энергетики между Россией и Саудовской Аравией становится главным двигателем ценообразования и нефтедобычи, заставляя потесниться других производителей. Хотя и не возражая против продления договора, Иран заявил устами главы министерства нефти Бижана Зангане, что будущность ОПЕК находится в опасности ввиду растущего взаимодействия Саудовской Аравии с Россией. С 2017 года так называемая ОПЕК+ целенаправленно препятствует падению цен на нефть путём сокращения объёмов нефтедобычи на фоне безудержного роста добычи в США, которые благодаря сланцевой революции превратились в крупнейшего в мире производителя нефти. Продление срока ограничений на рост добычи не порадует президента Трампа, который ввиду приближения президентских выборов 2020 года рассчитывает на снижение цен на нефть. Однако вопреки его расчётам, ожидается, что в результате достигнутых на «двадцатке» двух договорённостей нефтяные цены пойдут вверх.

Россия же продолжает свою шахматную партию на Ближнем Востоке, которая обладает и глобальным энергетическим измерением, проявляющемся в координации деятельности с Саудовской Аравией. Последняя, хотя ей и следовало бы уделять больше внимания пожеланиям США относительно уровня цен на нефть, особенно в условиях растущей напряжённости в отношениях с Ираном, всё же променяла эту честь на прагматическое сотрудничество с Российской Федерацией.

Нужна ли США и Ирану политически дорогостоящая битва?
Гюней Йылдыз
Иран на протяжении десятилетий готовился к тому моменту, когда он может подвергнуться нападению США. И хотя США способны нанести поражение Ирану военным путём благодаря подавляющему превосходству в воздухе, Тегеран и контролируемые им военизированные группировки могут превратить конфликт в длительную и политически дорогостоящую битву, пишет Гюней Йылдыз, внештатный научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне (США).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.