АТЭС и новые региональные формирования в Восточной Азии: чья возьмёт?

19.11.2015

О саммите АТЭС в Маниле, Транстихоокеанском партнёрстве и приоритетах России в Восточной Азии шла речь в ходе круглого стола в МИА «Россия сегодня», в котором принял участие эксперт клуба «Валдай», политолог Алексей Фененко.

По мнению Фененко, АТЭС теряет своё политическое значение и приоритеты. 

В 1994 году были приняты Богорские декларации Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества (АТЭС) по созданию зоны свободной торговли по всему тихоокеанскому региону к 2020 году. США изначально пытались блокировать создание интеграционного блока Китая со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и первоначально поддерживали АТЭС.

Однако азиатский финансовый кризис 1997 года серьёзно ослабил позиции двух ключевых союзников США на Тихом океане – Японии и Южной Кореи. Все поняли, что к 2020 году общую зону свободной торговли создать не удастся. АТЭС оказался в полузамороженном состоянии. Обама пытался реанимировать АТЭС в 2009 году. Россия тоже предпринимала попытки вступить в игру на Владивостокском форуме АТЭС 2012 года, но безуспешно. 

Американцы начали более реальный проект – Транстихоокеанское партнёрство (ТТП). Вашингтон не устраивают контакты АСЕАН с Китаем и Россией.

В политике США на Тихом океане есть два концептуальных момента. В 1989 году тогдашний госсекретарь Джеймс Бейкер заявил, что необходимо предотвратить появление новой линии раскола по Тихому океану и не допустить создания двух интеграционных блоков во главе с Китаем и с США. Проект АТЭС как раз и представлял собой попытку сохранить такое единство. Второй сдвиг произошёл при Обаме в 2011 году на саммите АТЭС в Гонолулу. Президент США тогда впервые чётко дал понять, что цель Америки – ТТП, а не АТЭС. Иными словами, американцы отказались от доктрины Бейкера. Они признают наличие двух региональных интеграционных проектов, и теперь главная задача – сдерживать Китай.

Но помимо сдерживания Китая у ТТП есть и другая задача – АСЕАН. В АСЕАН есть уникальная двухуровневая система консультаций. Сначала они вырабатывают общие решения внутри в рамках своих органов, а затем все вместе отстаивают их на мировой арене. Американцам это очень не нравилось. ТТП как бы даёт право двойного прецедента. Если в АСЕАН будут приниматься одни решения, а в ТТП другие – то можно выбирать те, которые лучше. С помощью таких союзников, как Бруней, американцы рассчитывают взломать систему принятия решений в АСЕАН и получить доступ к контролю над организацией.

Контуры ТТП наметились в 2005 году, но только в 2011–2012 годах резко активизировались переговоры: всех насторожили события в Южно-Китайском море. Американцы на волне растущего страха перед Китаем вовлекли в ТТП Южную Корею и Японию.

Из-за конфликтов в Южно-Китайском море у Вашингтона пока получилось настроить страны АСЕАН против КНР. Американцы перетягивают на свою сторону Филиппины, Вьетнам и другие страны АТР. Однако жизнь уже доказала, что интеграционным проектам могут помешать военные конфликты и серьёзные демонстрации силы. Восточное партнёрство зависло из-за кризиса на Украине.

Американцы будут продолжать разыгрывать китайскую карту. Но и Китай не станет сидеть, сложа руки.

Что касается России, то, по мнению Алексея Фененко, она активизировала своё присутствие на рынках Восточной Азии: причём не в плане ширпотреба, а в таких высокотехнологичных областях, как, например, космическая отрасль. На Россию завязаны спутникостроение и суборбитальные космические проекты Южной Кореи, Таиланда, Малайзии, Индонезии. Следует иметь в виду, что Китай всегда негативно относился к сотрудничеству в космической сфере со странами АСЕАН, поскольку здесь речь идёт о продукции двойного назначения. Намечались серьёзные проекты по строительству АЭС во Вьетнаме и Индонезии, но из-за Фукусимы они пока заморожены. Благодаря договору с Вьетнамом о свободной торговле Россия может активизировать торговые связи с АСЕАН и странами ТТП. 

В мероприятии также приняли участие заведующий Сектором общих проблем Азиатско-Тихоокеанского региона ИМЭМО РАН Александр Федоровский; руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН Владимир Мазырин; ведущий научный сотрудник Центра региональных проблем Института США и Канады РАН Сергей Труш; руководитель группы исследований мировой экономики Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Александр Апокин.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Трамп, АТЭС, АСЕАН и азиатско-тихоокеанская (дез)интеграция
17.11.2017
Если на смену интеграционным усилиям в АТР придут – фактически по инициативе США – дезинтеграционные процессы, то где и по отношению к кому будет играть свою «центральную роль» АСЕАН? Понимают ли

Эксперт: 
Виктор Сумский
Трамп, Путин и саммит АТЭС
13.11.2017
Главное разочарование прошедшего саммита АТЭС состоит в том, что не удалось изменить несбалансированные китайско-американские экономические отношения, которые унаследовал Трамп, пишет эксперт клуба

Эксперт: 
Ричард Вайц
Встреча в Дананге: разочарование и некоторый прогресс
13.11.2017
С точки зрения России, наиболее значимым событием во Вьетнаме стали, возможно, не столько официальные переговоры, сколько неформальные слова похвалы Трампа в адрес Путина в контексте вопроса о

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться