Мнения экспертов Восточный ракурс
Астанинский формат: что сделано и что ещё предстоит

Судя по заявлению представителя президента Турции Ибрагима Калыма, в августе в Анкаре должно состояться очередное заседание саммита «Россия – Иран – Турция» в астанинском формате. Становится всё более очевидным, что условия для проведения форума не просто созрели, но диктуют его насущную необходимость. И особенно важно, что инициатива проведения в данном случае исходит от Турции. Следует отметить, что, несмотря на весь скептицизм Запада, именно астанинский формат оказался наиболее результативным в деле урегулирования сирийского конфликта, пишет Константин Труевцев, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН.

Женева тоже важна хотя бы потому, что за стол переговоров удалось засадить большинство участников конфликта и почти прямо или косвенно задействованные в нём региональные и глобальные силы. Однако, хотя женевский процесс продолжается, он пока что не дал конкретных результатов. Астана в отличие от него конкретные результаты как раз уже принесла.

Прежде всего, помимо России, в этом формате с самого начала активно участвовали Иран и Турция, две региональные державы, непосредственно задействованные в конфликте, причём по разные стороны фронта. Это дало возможность вовлечь в переговорный процесс и основные внутренние силы конфликта – как представителей правительства, так и вооружённой оппозиции (правда, за исключением курдов). Из процесса были исключены террористические формирования. Это составило одну из главных основ астаниского консенсуса и позволило сосредоточиться союзным силам Сирии, России и Ирана на концентрированных ударах по террористам. Ликвидация ИГИЛ как системного объекта – это в том числе и один из результатов Астаны.

Вторым важнейшим результатом стало создание четырёх зон деэскалации в тех районах Сирии, где не удалось до этого разделить силы вооружённой оппозиции от террористов. Этот процесс был продолжен уже непосредственно в этих зонах, в результате чего три из четырёх зон были полностью очищены от террористических формирований, а силы вооружённой оппозиции (правда, с существенным вкраплением террористических элементов) были выведены в основном в провинцию Идлиб.

Идлиб: Сочинское соглашение далеко не идеальный, но пока лучший вариант решения вопроса
Сэм Хеллер
Битва за Идлиб будет жестокой. Она поставит под угрозу стабильность Турции и станет шоком для европейцев, которых Россия пытается уговорить на участие в восстановлении Сирии. Военное решение ситуации в Идлибе также не даст реального ответа на озабоченности России в её борьбе с терроризмом. Боевики Идлиба представляют собой серьёзную проблему безопасности, но они будут представлять гораздо большую угрозу, если в результате наступления окажутся за пределами Сирии, считает Сэм Хелллер, аналитик International Crisis Group.
Мнения экспертов

В итоге (это третий результат Астаны) до конца лета 2018 года подавляющая часть территории Сирии (более 75%) с преобладающим числом населения была консолидирована под контролем сирийского правительства. Тем самым была предотвращена угроза раскола страны.

Вместе с тем не решены вопросы, связанные с той четвертью территории Сирии, которая остаётся неподконтрольной правительству Сирийской Арабской Республики. Наиболее крупная и важная часть её – Северо-Восток САР, который контролируется совместно формированиями возглавляемых курдами Сирийских демократических сил (СДС) и возглавляемой США международной коалиции. Этот аспект сирийского конфликта был исключён из астанинского процесса в связи с нежеланием США участвовать в нём, а также в связи с отказом Турции от включения курдов в любой формат переговоров.

Вторая по важности, но первая по остроте проблема – вопрос Идлиба. Эта небольшая по площади территория, охватывающая две трети самой провинции Идлиб, а также маленькие участки провинций Латакия, Хама и Алеппо, является оставшейся четвёртой из зон деэскалации, превратившейся фактически в своего рода «отстойник» радикальной вооружённой оппозиции и террористических отрядов. Население этой зоны увеличилось втрое – до 3,5 млн человек, а количество боевиков варьируется от 30 до 50 тыс. Согласно трёхсторонним (Россия – Иран – Турция) соглашениям, по всему периметру территории зоны выделен коридор деэскалации, в котором ведётся совместное патрулирование военно-полицейских сил России, Турции и Ирана, а конфликтующие сирийские стороны в нём должны быть выведены за его пределы вместе со всеми видами тяжёлого вооружения.

Это соглашение, однако не выполняется, причём силами вооружённой оппозиции и террористов, которые не только не покинули этот коридор, но и продолжают наносить оттуда постоянные удары по сопредельным территориям. Формально говоря, ответственность за это несёт и Турция, однако сирийское правительство, не без убедительного воздействия со стороны России, долгое время терпело отсрочку выполнения Турцией обязательства об отводе оппозиционных сил. Со стороны России её позиция объяснялась пониманием сложностей Турции в выполнении обязательств в связи с невозможностью полного контроля над ситуацией.

Однако после того, как отряды «Хайат Тахрир Аш-Шам», контролируемые террористической «Джабхат ан-Нусра» одержали победу над подконтрольными Турции частями вооружённой оппозиции и стали полностью доминировать в зоне Идлиба, ситуация стала нетерпимой. В ответ на непрекращающиеся удары по сопредельной территории части сирийской армии при поддержке ВКС РФ предприняли наступление на силы террористов.

Впервые произошло несколько столкновений между сирийскими и турецкими вооружёнными формированиями. Определённое нетерпение наблюдается и со стороны иранских сил, а также отрядов «Хезболлы», расположенных в провинции Алеппо.

В связи с этим создавшаяся ситуация требует разрешения. Понятны опасения Турции, связанные с тем, что удар сирийской армии по Идлибу может повлечь волну новой массированной эмиграции (в пределе – 3 млн человек) на турецкую территорию. Кроме того, партия Рэджепа Эрдогана, которая позиционирует себя как ведущая сила международной ассоциации «Братьев-мусульман», не может прекратить покровительство аналогичным силам в Сирии (а именно они составляют костяк вооружённой оппозиции) без потери лица. Но и дальнейшее сохранение положения для сирийского правительства и союзных с ним сил совершенно невозможно. Разрешить все эти проблемы должна новая встреча в астанинском формате.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.