Довершить начатое: астанинская тройка и мирный процесс в Сирии

14 февраля в Сочи завершился очередной саммит в рамках астанинской тройки – России, Ирана и Турции, – посвящённый урегулированию в Сирии. Сейчас, когда террористы находятся на грани совершенного поражения и контролируют лишь небольшую территорию, война входит в завершающую фазу. В связи с этим откладывать в долгий ящик множество накопившихся проблем уже нельзя. О том, какие решения по этому поводу были приняты на трёхстороннем саммите, ru.valdaiclub.com поговорил с Дмитрием Егорченковым, директором Института стратегических исследований и прогнозов РУДН.

Судя по заявлениям, сделанным на итоговой пресс-конференции, саммит прошёл конструктивно: есть продвижение с точки зрения понимания дальнейшего функционирования, взаимодействия внутри астанинской тройки.

Во-первых, в очередной раз была подтверждена абсолютная необходимость соблюдения суверенитета Сирийской Арабской Республики безотносительно каких-либо действий по борьбе с терроризмом, снятию угрозы третьим странам и собственной безопасности. Это и – особенно – то, что эти заявления прозвучали в том числе со стороны Турции, принципиально важно.

По вопросу Идлиба у всех сторон есть общее понимание, что террористы не могут находиться там вечно, что этот вопрос всё-таки нужно решать. В настоящий момент идлибская зона деэскалации, созданная в её нынешнем виде по отдельной просьбе турецкой стороны, не вполне эффективна. На саммите в трёхстороннем формате этот момент прозвучал, и все с ним так или иначе согласились. Единственный вариант здесь – тот, который зарекомендовал себя в последние годы на территории Сирии: сначала силовое уничтожение террористов, а потом восстановление контроля над территорией. Это, впрочем, не отменяет и побочные ветки общения на уровне согласования политических позиций с местными элитами. 

Оковы астанинской тройки
14 февраля в Сочи пройдут переговоры лидеров России, Турции и Ирана по Сирии. Президенты также проведут отдельные двусторонние переговоры. С недавнего времени в ситуации возникли новые вводные, которые могут быть опасны в случае, если каждое из государств будет придерживаться своей скрытой повестки. Стороны зависят от астанинского формата, который продолжает сохранять свою актуальность для урегулирования сирийского вопроса.
перейти
© РИА Новости/Михаил Воскресенский
Следующий вопрос – курдские районы. У всех участников переговоров есть серьёзные сомнения относительно того, что вывод из них подразделений США произойдёт в быстром режиме. Все надеются, что американцы выполнят свои обещания, но понимают также связанные с этим сложности, в том числе в рамках американской внутриполитической игры.

У этой картинки есть и вторая часть: уход американцев в том или ином виде не должен привести к вакууму власти и безопасности на этих территориях. В ходе финальной пресс-конференции президент России Владимир Путин очень жёстко заявил, что эти районы должны быть взяты под контроль сирийским правительством. Вопросы обеспечения безопасности третьих сторон, включая Турцию, должны решаться, исходя из этих позиций.

У Турции и в самом деле есть собственные «красные линии» и опасения в отношении курдских экстремистов. Тем не менее вопрос о том, что та зона безопасности, которая будет сформирована в Манбидже, будет находиться под контролем одной лишь турецкой стороны, даже не стоит. Есть подозрения, что эта идея Анкары была отклонена другими участниками переговоров, в том числе исходя из опыта Идлиба. Пока мы не видим, что турецкая сторона способна решать такие сложные вопросы безопасности. Исходя из этого, создание второй зоны деэскалации тоже пока не просматривается.

Последние два вопроса касаются конституционной комиссии и гуманитарной ситуации. Относительно первого было сделано заявление о том, что процесс вышел на финальную стадию. К сожалению, мы не услышали от лидеров трёх стран, решилась ли проблема с саботажем этой финальной стадии формирования комиссии со стороны западных государств, о чём говорилось недавно в ходе встречи Путина и Эрдогана в Москве. На вопрос, напрямую заданный прессой, Путин довольно уклончиво ответил, что надеется, что нам не будут мешать, и всё пойдёт, как предполагалось изначально.

Наконец, решение гуманитарных проблем ни в коем случае не должно быть увязано с какими-то дополнительными посылами вроде созыва конституционного комитета и с внешними заявлениями. И опять-таки, к сожалению, все три стороны единогласно заявили, что реальной помощи со стороны игроков, которые претендуют на некоторую роль в Сирии за пределами астанинской тройки, сейчас не предвидится.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.