Антироссийская истерия в США отражает внутриполитическую борьбу – Сергей Лавров для клуба «Валдай»

17.10.2017

Антироссийская истерия в США отражает внутриполитическую борьбу, сказал в интервью ru.valdaiclub.com министр иностранных дел России Сергей Лавров. По его словам, продолжая нагнетать антироссийские настроения, американские партнёры рассчитывают на то, чтобы подорвать позиции администрации Трампа, который не оставил своих намерений улучшать отношения с Россией. Министр побеседовал с редакцией сайта по итогам своего выступления на сессии клуба «Валдай» «Как важно быть серьёзным: мир на грани непоправимого», которая прошла в рамках XIV Ежегодного заседания сайт клуба «Валдай».

На что рассчитывают американские партнёры, продолжая нагнетать антироссийские настроения?

Я думаю, они рассчитывают на то, чтобы подорвать позиции администрации Трампа. При всей непоследовательности действий администрации в Белом доме, при всей её экстравагантности всё-таки Трамп не отказался от своих лозунгов и намерений, которые он декларировал и в предвыборной кампании и после избрания президентом, – улучшить отношения с Россией, сотрудничать с Российской Федерацией.

В условиях, когда у большинства демократов никак не может пройти озлобление по поводу проигрыша на президентских выборах их кандидата, а у значительной части республиканцев вызывает отторжение несистемность нынешней администрации, в том числе президента, я думаю, что история, которая сейчас продолжается в Соединённых Штатах – антироссийская история – отражает внутриполитическую борьбу. Об этом говорил президент Путин, и это подтверждается нашим анализом. Хотя бы потому, что уже почти год, как начали расследование связей Трампа с Российской Федерацией – расследование вмешательства России в предвыборную кампанию на стороне республиканцев (проходят слушания, устраиваются какие-то специальные расследования, назначен специальный прокурор, опрашиваются десятки людей), и чтобы за весь этот «почти год» при таком количестве вовлечённых в процесс персонажей не было ни одной утечки о [каком-нибудь] факте, который подтверждал бы все эти обвинения, для меня говорит о многом, потому что американское общество целиком, особенно во внешнеполитических делах, построено на утечках. Невозможно загерметизировать те процессы, которые развернули по расследованию так называемого российского вмешательства. Стало быть, этих фактов у них просто нет.

Какие последствия могут иметь набирающие в Европе настроения самоопределения и сепаратизма внутри некоторых стран (например, в Шотландии, Каталонии и других)?

Я не знаю, какие последствия это будет иметь. Очень надеюсь, что это не приведёт к каким-то потрясениям в Европе. Мы заинтересованы в стабильном Европейском союзе, и, наверное, выход заключается в том, чтобы тенденцию к дальнейшей интеграции всё-таки сопрягать с настроениями, которые сейчас проявляются в целом ряде стран в пользу возвращения к большему суверенитету, скажем так.

В Брюссель, в центральные структуры Евросоюза, было делегировано немало компетенций. Еврокомиссия, как, наверное, любое бюрократическое образование, стремится эти компетенции не просто использовать, но и наращивать, не всегда получая на это добро стран-членов – следует обратная реакция. И, наверное, для Евросоюза процесс нахождения золотой середины между централизацией целого ряда компетенций – с одной стороны, и большим уважением, чем сейчас наблюдается, к суверенитету и национальным правам государств-членов – будет непростым, но я думаю, полезным.  

Как будут решаться зарождающиеся социальные конфликты внутри отдельных стран, в том числе в США и Европе (проблемы цветного населения, мигрантов), и между отдельными странами внутри ЕС?

Мне трудно сказать, как будут решать внутренние проблемы другие страны. У нас есть свои программы решения социальных проблем. Они были осложнены периодом, когда изменилась мировая конъюнктура, когда были внедрены нелегитимные санкции в практику наших отношений с Европой и другими западными странам, но сейчас, мне кажется, у правительства есть хороший план движения вперёд, одобренный президентом, и решение социальных проблем президент Путин считает одним из наших приоритетов.

У нас, как я сказал, есть свой план на этот счёт. Какие планы будут выстраивать и какие цели достигать в Европе, мне трудно судить, но я уверен, что об этом там тоже думают. То, что сейчас происходит во Франции в связи с инициативой президента Макрона о реформе трудового законодательства – достаточно ясный индикатор, что это не будет простым процессом.

Какие основные функции ООН должны быть изменены в результате реформы организации и почему? Сколько времени может потребоваться на такую реформу?

Реформы – это не одноразовое явление. Любая структура должна самосовершенствоваться, чтобы оставаться живой. Это происходит и в ООН. Там за последнее время была реформа правозащитного сектора, создан Совет по правам человека. Приводилась реформа и такой сферы, как миростроительство (это период между завершением конфликта и началом экономического восстановления). Обсуждается и целый ряд других реформ, включая и реформу самого секретариата, чтобы сделать его более эффективным, менее забюрокраченным, избегать параллелизма, дублирования.

Одна из важнейших реформ нового времени, когда генеральным секретарем стал Антониу Гуттереш, это создание поста заместителя генерального секретаря по контртерроризму, создание офиса по контртерроризму, который призван координировать работу всей системы ООН, а это десятки структур: специализированных учреждений, программ, фондов, нацеленных на то, чтобы все аспекты, связанные с антитеррористической борьбой, были гармонизированы. Это тоже важная реформа, которая сейчас только-только начата и которую предстоит довести до практического уровня.

Реформа Совета Безопасности – это процесс, который может быть осуществлен только на основе консенсуса, как постановила Генеральная ассамблея, когда этот процесс начинала. И дело это непростое. Я думаю, что это в ближайшие год-два нереально достичь договорённости, но процесс продолжается, интересы всех стран уже услышаны и поняты. Мы выступаем за то, чтобы главной задачей реформы было исправление ситуации, когда развивающиеся регионы мира – Африка, Азия, Латинская Америка, явно недопредставлены в составе этого главного органа системы ООН. Такую же позицию разделяют наши китайские партнёры и большинство стран третьего мира, и мы будем её продолжать. 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Глобализация как феномен
18.11.2017
Глобальное локализируется, а локальное может глобализоваться. Эти два тренда не противоречат друг другу: наоборот, их синтез – источник стабильности. Частные противоречия и конфликты происходят
Стратегическая фривольность и бесшабашное кабаре. Что ждёт человечество в…
17.11.2017
20 октября в рамках Всемирного фестиваля молодёжи и студентов – 2017 состоялась сессия клуба «Валдай» «Рождение нового мира: конфликты и ответственность».

Рубрика:
События клуба
Бедные должны оставаться бедными? Конфликты будущего – не только геополитика
08.11.2017
Бедные должны и дальше оставаться бедными. Иначе природа не выдержит. И цена «входного билета» в глобальный средний класс должна стать абсолютно заградительной и запредельно дорогой. А это означает

Эксперт: 
Олег Барабанов

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться