Антииранская коалиция в Персидском заливе выдыхается

Президент США сейчас не склонен обострять отношения с ИРИ и провоцировать Тегеран на вооружённый конфликт. Дело в том, что это чревато втягиванием США в новую региональную войну. А в ходе своей предвыборной кампании Дональд Трамп давал обещание покончить с американскими войнами за рубежом – потому накануне очередных президентских выборов в его планы не входит развязывание вооружённого конфликта с Ираном. Который, кстати, это понимает. Как долго ситуация будет сдерживаться американскими внутриполитическими раскладами, пишет Александр Марьясов, российский дипломат, бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Иране.

Произошедшие летом танкерные инциденты в Персидском заливе обострили ситуацию в этом районе. США и их западные союзники незамедлительно и без всяких доказательств возложили вину за них на Иран. Центральное командование вооружённых сил США объявило о создании Международной коалиции по обеспечению безопасности на море с отчётливо выраженной антииранской направленностью. Её военную основу составили дислоцированные в Персидском заливе корабли ВМС США, британская морская эскадра и австралийские фрегаты. О поддержке этой инициативы и участии в ней заявили Израиль, Бахрейн, ОАЭ и Саудовская Аравия. Однако особой активности по «сдерживанию» Ирана ни американцы, ни остальные участники этой коалиции не проявляли, ограничиваясь словесными обвинениями и угрозами в адрес Тегерана.

Безопасность в Ормузском проливе
Иран угрожает заблокировать поставки нефти через Ормузский пролив, если США будут предпринимать действия против экономики страны. Возможно ли это и к чему это может привести? Ширина Ормузского пролива в самом узком месте – около 33 километров, с шириной морского пути лишь 3 километра в каждом направлении. Через пролив экспортируют основную часть своего сырья члены ОПЕК – Саудовская Аравия, Иран, ОАЭ, Кувейт и Ирак. Катар, крупнейший в мире экспортер сжиженного природного газа, отправляет через пролив почти весь свой СПГ.
Инфографика

После некоторого затишья ситуацию взорвали ракетно-дроновые атаки на крупнейшие нефтеперерабатывающие предприятия Саудовской Аравии 14 сентября 2019 года, чуть не вызвавшие серьёзный нефтяной кризис. Госсекретарь США Майк Помпео по привычке обвинил в этих атаках Иран. Президент США Дональд Трамп был более осторожен. Он перевёл стрелки на саудовцев, заявив, что они должны установить, откуда и кем были запущены ракеты и дроны, и только потом можно будет определиться с ответными мерами, намекая при этом, что такие меры должны осуществлять сами саудовцы. При эти Трамп ни словом не обмолвился о необходимости активизировать деятельность антииранской коалиции.

Власти Саудовской Аравии, не желая дальнейшего обострения отношений с Ираном, заявили, что атаки были совершены с использованием иранских ракет и дронов с «северного направления», но уклонились от прямого обвинения Тегерана в осуществлении этих атак. Иранцы отвели обвинения в свой адрес как безосновательные. А поскольку вину за атаки взяли на себя йеменские хуситы, Тегеран поддержал их право отвечать на «саудовскую агрессию».

Складывается впечатление, что президент США в настоящее время не склонен обострять отношения с ИРИ и провоцировать Тегеран на вооружённый конфликт. Дело в том, что это чревато втягиванием США в новую региональную войну. А в ходе своей предвыборной кампании Трамп давал обещание покончить с американскими войнами за рубежом, и накануне очередных президентских выборов в его планы не входит развязывание вооружённого конфликта с Ираном, ответные действия которого могут сорвать переизбрание Трампа на второй президентский срок.

Перерастёт ли короткая танкерная война в полномасштабный «морской бой»?
Лана Раванди-Фадаи
Складывается впечатление, что Дональд Трамп – в отличие от своих предшественников, сумевших с лёгкостью развязать новые вооружённые конфликты после прихода к власти, – предпочитает другие рычаги: экономические (учитывая его прошлое) и политические. Однако против этого аргумента работает уже возникшая в США традиция – начинать войну перед выборами, так как менять президента во время военного конфликта кажется рискованным. Общий враг, как правило, является силой, способной объединить нацию. К чему приведёт давление США на Иран после череды инцидентов с танкерами в Оманском заливе, пишет старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Лана Раванди-Фадаи.
Мнения экспертов

Однако и не ответить на «провокации и агрессию» Тегерана, как считает американский истеблишмент, он не может. Поэтому Вашингтоном объявлены новые санкции, затрагивающие Центральный банк и другие финансовые институты Ирана. Судя по всему, правящие круги США по-прежнему уверены, что продолжение «максимального давления», усиление санкций и международной изоляции Ирана в конечном счёте вынудят его пойти на односторонние уступки и компромиссы как в ядерных делах, так и по другим американским «озабоченностям». И тогда Вашингтону не надо будет прибегать к карательным военным мерам с труднопредсказуемыми последствиями и задействовать антииранскую коалицию арабских соседей Ирана, явно не желающих воевать с ним.

Трамп продолжает демонстрировать показное миролюбие, заявляет о готовности «поладить» с Ираном, сесть за стол переговоров без предварительных условий и договориться о деэскалации напряжённости в отношениях между двумя странами и нормализации обстановки в регионе. Правда «плохой полицейский» Помпео тут же уточняет, что для этого Тегерану необходимо вернуться в СВПД, свернуть свою ракетную программу и приостановить «чрезмерную региональную активность».

Что касается Ирана, то он явно не собирается поддаваться давлению США и идти на односторонние уступки, несмотря на усиливающееся давление Вашингтона. Отсутствие силового ответа США на уничтожение иранцами дорогостоящего американского дрона и мягкая реакция Трампа на инцидент с атаками на саудовские нефтяные объекты придают Тегерану ещё больше уверенности. И вот министр обороны ИРИ Мохаммад Хатами недвусмысленно заявляет, что все американские военные объекты в регионе в радиусе до двух тысяч километров находятся под прицелом иранских ракетных систем. А попавший под американские санкции министр иностранных дел ИРИ Джавад Зариф говорит американским журналистам на полях Генассамблеи ООН в Нью-Йорке, что агрессия США против Ирана развяжет «тотальную войну» в регионе, которая «сильно аукнется» и самим американцам.

Формула объединения: от понятия «воевать» – к понятию «строить». Итоги третьего дня
Третий день работы Валдайского форума, который проходит в эти дни в Сочи, был очень насыщенным в плане разнообразия тем. Эксперты обсудили российский опыт на Ближнем Востоке, задали вопросы министру иностранных дел России Сергею Лаврову, поговорили об экзистенциальном страхе перед миграцией, разобрались, как устроена современная Азия, а также попытались очертить контуры будущего в свете приближения индустриализации 4.0. Подробности – в нашей аналитической записке.
События клуба

Иранцы явно исходят из того, что осмотрительность и миролюбие Трампа диктуются американскими внутриполитическими раскладами и пониманием того, что арабские страны Персидского залива не готовы в одиночку, без прямой поддержки США, ввязываться в вооружённые столкновения с Ираном из-за опасения получить сокрушительный ответный удар.

Вместе с тем в Тегеране хорошо понимают, что продолжение и тем более наращивание напряжённости в Персидском заливе может в конечном счёте спровоцировать военный конфликт, в ходе которого Иран, скорее всего, пострадает гораздо больше своих противников. Чтобы предотвратить развитие событий по военному сценарию, в чём заинтересованы и соседние страны, и в отсутствие реальной возможности сформировать эффективную антиамериканскую коалицию, Тегеран принял решение использовать дипломатию для политического урегулирования разногласий со своими арабскими соседями напрямую, без американского посредничества.

Президент ИРИ Хасан Роухани в своём выступлении на 74 сессии Генассамблеи ООН выдвинул Ормузскую мирную инициативу, в которой изложил принципы регионального сотрудничества по обеспечению энергетической безопасности, свободного судоходства и экспорта энергетических ресурсов из Персидского залива. Он подчеркнул, что эта инициатива основана на общепризнанных нормах международного права. Одним из главных условий успешного осуществления этой инициативы Роухани назвал вывод из региона Ближнего Востока всех американских баз и вооружённых сил и предотвращение иностранного вмешательства в дела региона.

Сработает ли политическая инициатива Тегерана по формированию механизма коллективной безопасности в противовес антииранской коалиции США, покажет ближайшее будущее. Но в любом случае – мяч теперь находится на стороне оппонентов Ирана.

Как Иран приспосабливается к американской политике «максимального давления»
Хамидреза Азизи
Хотя нынешнюю кампанию США против Ирана можно назвать самой жёсткой и масштабной из когда-либо имевших место и хотя она уже оказала негативное влияние на экономику Исламской Республики, всё же она вряд ли способна вызвать смену режима в стране, считает Хамидреза Азизи, старший преподаватель Университета им. Шахида Бехешти (Тегеран).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.