Американо-турецкая сделка по Сирии ограничит успехи Асада

Хотя Дамаск и Москва по-прежнему остаются главными бенефициарами операции «Источник мира» и ухода американцев из Северной Сирии, преимущества режима Асада после заключения американо-турецкой сделки уже не столь очевидны. Сирийские демократические силы, вероятно, ещё какое-то время будут пользоваться поддержкой со стороны США и сохранять определённую самостоятельность. Видимо, на их «поглощение» сирийским режимом потребуется больше времени, чем казалось. Также пока сирийские правительственные войска не смогли взять под охрану всю границу на северо-востоке Сирии, у Анкары остаётся возможность расширить операцию за пределы нынешней зоны безопасности. Окончательные её параметры, видимо, будут согласованы уже в самое ближайшее время между Анкарой, Москвой и Вашингтоном, пишет Кирилл Семёнов, руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития, эксперт РСМД.

После визита вице-президента США Майка Пенса в Анкару 17 октября, где были достигнуты договорённости с президентом Турции Реджепом Эрдоганом по северной Сирии, турецкая сторона объявила о том, что приостанавливает операцию «Источник мира» на пять дней. Соединённые Штаты обязались в течение этого срока не вводить новые санкции против Турции. Сирийские демократические силы, основой которых служат курдские Отряды народной самообороны, за эти 120 часов должны выйти из 30-километровой зоны у границы с Турцией, отойти за трассу М4, оставив тяжёлое вооружение. Дональд Трамп уже заявил, что этим решением он «спас миллионы жизней». Руководство Сирийских демократических сил согласилось выполнить условия американо-турецкого соглашения.

Заключение сделки Пенсом и Эрдоганом заставляет пересмотреть суть происходящего в северной Сирии и иначе расставить акценты. Так, днём ранее, перед визитом американской делегации в Турцию, можно было сделать вывод о том, что Сирийские демократические силы фактически капитулировали перед Дамаском, чтобы не пасть жертвой турецкого вторжения. Казалось, сирийские правительственные войска вот-вот возьмут под контроль всю территорию северной Сирии, выйдут к границам и заблокируют любые продвижения турецких войск и их союзников из оппозиционных группировок Сирийской национальной армии. Однако по итогам американо-турецких договорённостей общий фон выглядит уже менее оптимистичным для режима Башара Асада.

Так, сделка продемонстрировала, что Соединённые Штаты, несмотря на заявление о выводе войск, по-прежнему держат ситуацию под контролем и фактически «дирижируют» процессом в северной Сирии. На это также указывают и предшествующие события. Ввод проправительственных сил и российской военной полиции в города Манбидж и Айн-эль-Араб (Кобани) смог состояться только тогда, когда американцы сочли нужным их туда пропустить, одновременно заблокировав продвижение в эти населённые пункты турецких войск и подразделений Сирийской национальной армии. Теперь же становится ясно, что Вашингтон сохранил рычаги влияния и на Сирийские демократические силы, и на руководство Северной Сирии – Рожавы, которое согласилось принять условия американо-турецкой сделки. Если бы Сирийские демократические силы полностью перешли под эгиду Дамаска и Москвы, они вряд ли стали бы выполнять условия американо-турецких соглашений.

Турция и Россия в постамериканской Сирии: смогут ли они урегулировать разногласия?
Галип Далай
Получив зелёный свет от Трампа по вопросу долгожданного военного вторжения в курдские районы на северо-востоке Сирии, где сосредоточены формирования так называемых Отрядов народной самообороны, Эрдоган быстро взялся за реализацию своей долгосрочной цели – создание зоны безопасности внутри этой страны. Хотя согласие Трампа имело решающее значение для вторжения турецких войск в Сирию, характер, глубина и протяжённость зоны безопасности будут в основном согласовываться Турцией с Россией, а не с США. И это определяет повестку дня сегодняшней встречи Путина и Эрдогана в Сочи, пишет Галип Далай, приглашённый профессор факультета политики и международных отношений Оксфордского университета, нерезидент Дохинского центра института Брукингса и директор по исследованиям Al Sharq Forum.
Мнения экспертов

Вероятно, США всё ещё распространяют какие-то гарантии безопасности на ряд районов, контролируемых Сирийскими демократическими силами. Показательно, что после ухода американцев со своей базы в районе Айн-эль-Араб, когда в сам город уже заходили сирийские правительственные войска, самолёты F-15Е ВВС США уничтожили её ударом с воздуха, тем самым продемонстрировав, что воздушное пространство над северной Сирией по-прежнему принадлежит им.

Таким образом, начавшийся вывод американских сухопутных сил ещё не означает, что Соединённые Штаты полностью отказались от опеки над Сирийскими демократическими силами. Точно так же, как продвижение по территории северной Сирии – Рожавы – отрядов сирийской правительственной армии, вероятно, осуществляется по согласованию с американской стороной. То есть присутствие подразделений сирийских войск в тех или иных районах Рожавы ещё не свидетельствует об их переходе под управление официального Дамаска.

Заключив сделку с Турцией, администрация Трампа смогла несколько снизить критику в свой адрес, которая касалась как «предательства курдов», так и «бегства» из северной Сирии. Теперь же всё выглядит так, что американцы хоть и уходят, но перед сворачиванием своего военного присутствия стараются решить те или иные проблемы Сирийских демократических сил: например, ограничить протяжённость создаваемой Турцией зоны безопасности с 440 км до 150 км. Это фактически было закреплено в договорённостях Пенса и Эрдогана. С другой стороны, американо-турецкая сделка позволила Вашингтону избежать дальнейшей эскалации в отношениях с Анкарой, не допустить окончательного разрыва со своим союзником по НАТО.

Турецкая сторона также сочла соглашение выгодным. Оно обеспечивало переход района Телль-Абьяд – Рас-эль-Айн, где и проводилась операция «Источник мира», под контроль турецких войск и сирийской оппозиции без дальнейших военных действий, которые могли бы затянуться и позволить силам режима Асада воспрепятствовать даже созданию этой ограниченной 150-километровой зоны безопасности. Однако, с точки зрения Анкары, создание зоны в рамках этих параметров может рассматриваться лишь как первый этап операции. Сделка также оставляет для Анкары окно возможностей для расширения зоны безопасности за рамки района Рас-эль-Айн – Телль-Абьяд. До настоящего времени силы режима Асада, кроме городов Айн-эль-Араб и Эль-Камышлы, продвигались в основном вдоль трассы М4, не пытаясь занять территорию между ней и границей, чтобы предотвратить возможное турецкое вторжение в иные районы северной Сирии. Поэтому возможности у Турции расширить зону операции ещё остаются. Не исключено, что выходу сирийских правительственных войск к границе на всём её северо-восточном протяжении препятствует именно американская сторона.

Хотя Дамаск и Москва по-прежнему остаются главными бенефициарами операции «Источник мира» и ухода американцев из Северной Сирии, преимущества режима Асада после заключения американо-турецкой сделки уже не столь очевидны. Сирийские демократические силы, вероятно, ещё какое-то время будут пользоваться поддержкой со стороны США и сохранять определённую самостоятельность. Видимо, на их «поглощение» сирийским режимом потребуется больше времени, чем казалось. Также пока сирийские правительственные войска не смогли взять под охрану всю границу на северо-востоке Сирии, у Анкары остаётся возможность расширить операцию за пределы нынешней зоны безопасности, создаваемой в районе Рас-эль-Айн и Телль-Абьяд. Окончательные её параметры, видимо, будут согласованы уже в самое ближайшее время между Анкарой, Москвой и Вашингтоном.

Сможет ли Эрдоган закрепить успех на севере Сирии после встречи с Путиным?
Хайко Виммен
Соглашение о прекращении огня, объявленное после встречи вице-президента США Майка Пенса и президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Анкаре 17 октября 2019 года, является явным дипломатическим успехом последнего. Но пока остаётся открытым вопрос, будет ли это действительно прорывом, который даст Турции всё, к чему она стремится, пишет Хайко Виммен, куратор проекта «Иран – Сирия – Ливан» в Crisis Group.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.