Альянс сирийского режима и СДС: временное сближение

Россия действительно заинтересована в налаживании диалога с Вашингтоном относительно сирийского вопроса, но пока никаких сигналов о наличии у Москвы желания пойти на компромисс, который бы позволил согласовать её позиции с США, не наблюдается, считает Аарон Стайн, руководитель отдела Ближнего Востока Института внешнеполитических исследований. Сирийский режим и сирийские курды преследуют противоположные политические и военные цели, согласовать которые будет очень непросто. Реально положить конец конфликту можно только при условии достижения компромисса между всеми сторонами. Но даже после многих лет военных действий, ни одна из сторон не проявляет желания начать содержательные переговоры по вопросу о завершении войны.

Октябрьское вторжение Турции в Сирию вынудило Соединённые Штаты оставить приграничные территории, которые они фактически контролировали, и побудило Сирийские демократические силы (СДС) пойти на соглашение с сирийским режимом, чтобы вернуть ряд городов и районов на северо-востоке страны. Эта договорённость носила ограниченный характер и сводилась к вопросам безопасности. Одновременно вооружённые силы Турции заключили соглашение с Соединёнными Штатами и Россией по вопросу создания зоны безопасности между населёнными пунктами Тель-Абьяд и Рас-эль-Айн до автотрассы М4. Подконтрольная Турции зона оказалась значительно меньше, чем изначально планировала Анкара, поскольку она хотела заполучить всю северо-восточную часть страны. Тем не менее эти действия побудили сирийских курдов обратиться с просьбой к сирийскому режиму и Российской Федерации вернуться на территорию, которая находилась за пределами сферы влияния Дамаска с 2012 года.

По периметру турецкой зоны стали происходить столкновения между ставленниками Анкары, с одной стороны, и сирийской армией и СДС, с другой стороны. При этом Турция заняла отстранённую позицию по отношению к этим боевым действиям, что может свидетельствовать о том, что стычки между её арабскими марионеточными силами и режимом близ городов Айн-Исса и Тель-Тамр её вполне устраивают. В то же время с политической точки зрения Анкара не готова вступить в открытую борьбу за подчинение этих двух городов. Однако эти столкновения позволили укрепить шаткую договорённость по вопросам безопасности между СДС и сирийским режимом.

Хотя силы режима и СДС оказались по одну сторону баррикад, в краткосрочной и среднесрочной перспективе вероятность заключения более широкого межсирийского соглашения по вопросам управления северо-востоком страны остаётся низкой.

На всём протяжении сирийского гражданского конфликта СДС не стремились рвать свои связи с Дамаском, учитывая опасения сирийских курдов в отношении поддерживаемых Турцией сил оппозиции режиму Асада. Это было достаточно разумно с их стороны. Однако СДС также решили сотрудничать с американскими и европейскими странами и приняли на своей территории их военные силы, что было совершенно неприемлемо для Башара Асада с его долгосрочной целью восстановить контроль над территорией всей страны и изгнать все иностранные силы, оказавшиеся в стране без приглашения. В результате политические чаяния СДС оказались обусловлены присутствием иностранных контингентов. В основе их проекта лежала идея радикальной политической децентрализации и сохранение вооружённых формирований, которые были бы неподвластны командованию Сирийской арабской армии. Простыми словами, Асад не примет предложений СДС, а сирийские курды на данный момент не предложили какого-либо компромиссного решения, которое представляло бы угрозу для сохранения ими фактического контроля над северо-востоком Сирии.

На данный момент сирийский режим имеет возможность выбирать, за что взяться. Благодаря ничем не ограниченной поддержке со стороны России Дамаск может сконцентрировать основные силы на Идлибе, тогда как решением турецкого вопроса и сдерживанием Турции пока занимается Россия. После восстановления контроля над Идлибом режим может при поддержке Москвы добиться такого результата, который не ущемлял бы интересы Асада и включал бы требование вывода иностранных сил с территории страны. В создавшейся сейчас ситуации режим и его союзники точно будут стремиться увеличить давление на СДС, чтобы помешать любым действиям по созданию альтернативных политических и военных структур. Такому исходу вряд ли помешает присутствие США к югу от автотрассы М4 и на изолированной от остальной территории базе Эт-Танф на юго-востоке страны. Да, Соединённым Штатам удалось замедлить процесс выработки соглашения между СДС и режимом о будущем северо-востока Сирии и затруднить его заключение. Но присутствие США всё равно носит временный характер. Наступит день, когда ему будет положен конец. В перспективе СДС придётся решать, что делать после ухода США и каким образом подконтрольное Асаду государство, всё ещё пребывающее в состоянии коллапса и пользующееся предоставленными Москвой гарантиями безопасности, будет использовать угрозу применения военной силы, чтобы подчинить курдов режиму. Роль Соединённых Штатов могла бы быть более конструктивной, но для этого им следовало бы достичь соглашения с Россией по вопросу о будущем Сирии и той роли, которая будет отведена в этой стране сирийским курдам. Такой подход подразумевает налаживание разновекторного и открытого диалога между Соединёнными Штатами и Россией, а также их взаимную готовность пойти на уступки друг другу.

Попрощаться и не уйти? Что стоит за заявлением Трампа о выводе войск из Сирии
Владимир Евсеев
Новость дня: Дональд Трамп написал в своём Twitter о победе в Сирии над террористической организацией «Исламское государство» и отдал приказ полностью вывести войска из САР. Сообщают, что он сам принял это решение, которое, как и следовало ожидать, его соотечественники сразу же назвали большой ошибкой. Эксперт Клуба «Валдай» Владимир Евсеев, заведующий отделом евразийской интеграции и развития ШОС Института стран СНГ, считает, что ещё рано делать какие-то выводы: нужно дождаться реальных действий США, поскольку заявления американского президента нередко носят риторический характер. Трамп и раньше говорил о том, что США уйдут из Сирии, однако этого так и не случилось.
Мнения экспертов

При таком развитии событий турецкий вопрос разрешился бы сам по себе.
Россия рано или поздно заставит Турцию вывести все или почти все свои силы из Сирии, поскольку речь идёт об иностранном государстве, действующем на сирийской территории без разрешения Дамаска.

 Если соглашение между США и Россией так и не будет достигнуто, сирийским курдам придётся иметь дело с несговорчивым режимом, полным решимости покончить с сепаратистским проектом. Соединённые Штаты могут попытаться уравнять правила игры, если согласятся ограничить цели своего присутствия в Сирии и попытаются обеспечить предоставление СДС хоть каких-нибудь гарантий безопасности со стороны России. Однако в отсутствии более широкого соглашения между США и Россией по этому вопросу Дамаск и Москва наверняка прибегнут к силе принуждения, чтобы заставить СДС подчиниться режиму. Это совсем не означает, что режим не пойдёт перед курдами на какие-либо мелкие уступки, но это вряд ли обеспечит курдам автономию (что является их ключевым требованием) и приведёт к возвращению северо-востока под контроль режима.
Сирийский кризис: тернистое движение от войны к миру
Александр Аксенёнок
Восьмилетний сирийский кризис можно разбить на два этапа: до решительного военного вмешательства России в сентябре 2015 года и после того, как российские военно-космические силы развернули операции в Сирии, что позволило восстановить контроль Дамаска над большинством потерянных территорий, уничтожить военную инфраструктуру ИГИЛ (запрещено в РФ) и других террористических группировок.
Валдайские записки

В силу своей роли как Аарон Стайн России придётся решать ряд трудных проблем. После завершения битвы за Идлиб и перехода конфликта в фазу борьбы с сепаратистами, которая может длиться бессрочно, Москва может попытаться отстраниться от гражданского конфликта в Сирии, но всё равно сложные межсирийские проблемы будут продолжать преследовать Россию, если она не оставит стремлений обеспечить подконтрольность всей страны силам режима.

Для решения этих непростых задач Россия действительно заинтересована в налаживании диалога с Вашингтоном, но пока никаких сигналов о наличии у Москвы желания пойти на компромисс, который бы позволил согласовать её позиции с США, не наблюдается. Помимо этого, сирийский режим и сирийские курды преследуют противоположные политические и военные цели, согласовать которые будет очень непросто.

Действия Турции привели к появлению прагматического альянса между режимом и курдами, но как только Анкару выведут за скобки, трения между сирийским режимом и СДС возобновятся, что чревато конфликтом. Являясь гарантом сохранности режима, Москва будет вынуждена заниматься этими проблемами, что может поставить её в уязвимое положение перед Вашингтоном, если, конечно, США наберутся политической отваги, чтобы воспользоваться возможным выходом России за рамки дозволенного. Реально положить конец конфликту можно только при условии достижения компромисса между всеми сторонами. Но даже после многих лет военных действий, ни одна из сторон не проявляет желания начать содержательные переговоры по вопросу о завершении войны.

Знакомьтесь с будущими союзниками Америки! Мир после предательства Трампом сирийских курдов
Ричард Лахманн
Из-за предательства курдов Соединённым Штатам будет трудно привлекать союзников в будущих войнах. США, как и империалистические державы прошлых веков, зависят от местных жителей, ибо на них возложена большая часть боевых действий и управление территориями, которые империалистические страны завоёвывают или стремятся косвенно контролировать, пишет Ричард Лахманн, профессор социологии Университета Олбани.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.