Взгляд на производные и alter ego БРИКС

Мы наблюдаем излишнюю одержимость вопросами статуса и формального расширения состава стран БРИКС, когда на самом деле ключевым вопросом является содействие развитию «новых поколений БРИКС» и финансовых систем других развивающихся стран. Как отметил Бернштейн, «конечная цель, какой бы она ни была, ничто; движение – всё».

Концепция БРИКС изначально разрабатывалась в качестве инвестиционного ориентира развивающихся рынков с самым высоким потенциалом роста. Появившиеся фонды БРИКС, предназначавшиеся для распределения активов в соответствующих странах, ощутили на себе за последнее десятилетие все возможные взлёты и падения, при этом в последнее время аппетит инвесторов в отношении данного класса активов стал более умеренным на фоне растущих геополитических рисков (особенно в отношении России и Китая) и низкого роста в большинстве стран БРИКС.

В поисках большей доходности и стран с высокими темпами роста было предложено несколько альтернативных БРИКС групп, включая MINT, «следующие одиннадцать» и так далее. Но, несмотря на обилие такого рода альтернативных групп развивающихся стран, возможно, не менее многообещающей платформой для изучения может стать круг региональных партнёров БРИКС и их экономических блоков – в качестве источника альтернативных или взаимодополняющих инвестиционных стратегий применительно к развивающимся рынкам.

Идея использования пула региональных партнёров БРИКС для создания альтернативных инвестиционных стратегий основывается на том, что во всех странах БРИКС есть регион и региональный экономический блок, где они играют ведущую роль – для Бразилии это Южная Америка и МЕРКОСУР, для России – СНГ и Евразийский экономический союз, для Южной Африки –Африка и Африканский союз, а также Южно-Африканский таможенный союз (SACU), для Индии – Южная Азия и СААРК, для Китая – Восточная Азия, Шанхайская организации сотрудничества (ШОС) и в перспективе Всеобъемлющее региональное экономическое партнёрство (ВРЭП). В каждой из этих региональных групп можно составить рейтинг их стран-участниц по размеру экономики, уровню развития финансовых рынков и так далее.

Монетизация БРИКС+: инициатива R5 Ярослав Лисоволик
Финансовое сотрудничество стран БРИКС+ может развиваться по нескольким направлениям, в рамках которых будет полезно участие и соответствующих РФО. Одно из таких направлений – взаимное согласование позиций в международных финансовых организациях.

Соответственно, региональные alter ego или «первые производные» БРИКС будут их партнёрами в ключевых региональных блоках или континентальных альянсах с существенными размерами финансовых рынков/экономики и возможностями догоняющего развития по отношению к странам БРИКС: Аргентина в Южной Америке, Казахстан в СНГ, Пакистан в Южной Азии, Египет в Африке и Индонезия в Восточной Азии. Общее сокращённое название для этой группы стран – InPEAKs. Страны этой группы могут рассматриваться в качестве «второго поколения» стран БРИКС из тех же регионов, что и сами страны БРИКС. Несколько иной вариант этой группы стран, составленный из крупнейших экономик по ВВП в соответствующих регионах: Египет в Африке, Южная Корея в Восточной Азии, Пакистан в Южной Азии, Аргентина в Южной Америке и Казахстан в Евразийском экономическом союзе. Полученный акроним – PEAKS – наводит на мысль о стратегии распределения инвестиционного портфеля на развивающихся рынках, ориентированной на оптимальную «производную» набора стран из основных регионов/континентов развивающегося мира.

Преимущества создания такой группы как PEAKS/InPEAKs, заключаются в расширении инвестиционной сферы БРИКС и включении в неё большего числа рынков, что приведёт к большей опциональности инвестирования, удлинению инвестиционных горизонтов и диверсификации рисков. Последнее особенно важно, учитывая высокую корреляцию некоторых рынков БРИКС между собой, а также по отношению к ценам на сырьевые товары. Самое главное, однако, состоит в том, что такой набор региональных представителей БРИКС может способствовать смягчению геополитических рисков инвестирования в условиях их нарастания по отношению к странам БРИКС.

Ярким примером может послужить самая последняя эскалация санкций и рисков по отношению к России, что привело к тому, что часть портфельных инвестиций была перенаправлена в активы, деноминированные в казахстанские тенге (высокая доходность с более низким геополитическим риском). Наконец, региональная деривация ближайших аналогов БРИКС может быть мотивирована финансовой интеграцией, проводимой странами БРИКС в соответствующих регионах – в частности, Россия вместе с Казахстаном и другими странами Евразийского экономического союза нацелена на создание единой платформы финансового рынка к 2025 году.

БРИКС-плюс: альтернативная глобализация? Валдайская записка №69
Оказавшись в условиях низких темпов роста, мировая экономика остро нуждается в новом импульсе, новом двигателе развития. Существующие институты развития ориентированы прежде всего на развитые государства и не готовы предложить инклюзивную повестку дня для всех. В связи с этим группе БРИКС предоставляется уникальная возможность возглавить мировую экономическую интеграцию.

Экономические и финансовые показатели стран PEAKS по сравнению со странами БРИКС были во многих случаях выше в 2017 году (в первую очередь – с точки зрения результатов фондового рынка на фоне сильных показателей таких рынков, как Казахстан и Аргентина), хотя, конечно, было бы более информативно отслеживать относительную эффективность двух групп стран в течение достаточно длительного периода времени, а также сравнить их долгосрочный потенциал роста (что выходит за рамки данного короткого эссе).

Однако следует указать, что набор ближайших аналогов или региональных производных экономик БРИКС не обязательно ограничивается корзиной PEAKS, а может варьироваться в расширенных рамках БРИКС+ (платформа, включающая в себя основные региональные интеграционные группировки, в которых страны БРИКС играют лидирующую роль) в зависимости от базовых критериев.

Следует признать, что возможности для расширения ряда региональных деривативов стран БРИКС пока ограничены, но цель такого расширенного регионального подхода в рамках БРИКС+ к выбору рынков партнёров БРИКС следующего поколения заключается в содействии развитию новых развивающихся рынков и обеспечению возможности для региональных партнёров ключевых стран БРИКС использовать достижения БРИКС для целей своей собственной модернизации. Такая парадигма подразумевает, что продвижение новых развивающихся рынков будет отчасти основываться на создании благоприятных региональных условий и использовании эффектов взаимного усиления финансовой активности и экономической интеграции соседей-партнёров.

Укрепление «новых поколений БРИКС» будет зависеть от сотрудничества развивающихся рынков в региональных альянсах, в то время как элементы региональной конкуренции/сотрудничества в области создания новых финансовых центров также могут сыграть определённую роль в достижении развивающимися рынками новых высот на глобальном уровне. И хотя состав PEAKS как оптимального набора развивающихся рынков может измениться, подход, который обеспечивает расширение возможностей для инвестирования за пределы ключевых стран БРИКС для охвата различных альтернатив в рамках поля БРИКС+ может оказаться продуктивным способом взглянуть на долгосрочную перспективу развития класса активов развивающихся рынков.

Кстати, решение Китая пригласить представителей Таджикистана, Гвинеи, Египта, Мексики и Таиланда на саммит БРИКС+ в Сямэнь в 2017 году можно рассматривать как первую попытку в реализации такого подхода к созданию новых поколений развивающихся рынков-партнёров стран БРИКС во всех ключевых регионах мировой экономики. В этой связи следует отметить, что вскоре после привлекшего всеобщее внимание саммита БРИКС+ в Сямэне Таджикистан разместил свои еврооблигации на благоприятных условиях и получил свой первый суверенный кредитный рейтинг от крупнейших международных рейтинговых агентств. В будущем ежегодные саммиты БРИКС могут проходить с участием не только традиционных региональных партнёров принимающей страны и руководителей региональных интеграционных групп стран BRICS+, но и представителей развивающихся рынков, которые благодаря сотрудничеству с БРИКС могут значительно укрепить свой авторитет на мировых рынках и в мировой экономике.

В заключение можно сказать, что не существует единого и окончательного кода для развивающихся рынков – это не БРИКС, и не любая другая аббревиатура или группа стран. Но, вероятно, может существовать алгоритм, подход к распознаванию оптимальной комбинации экономик, с наибольшим потенциалом развития на заданный период.

Составной частью такого алгоритма может стать более широкий подход, включающий в себя различные регионы развивающихся рынков, создающий возможности для диверсификации рисков и позволяющий использовать синергию региональной интеграции – в этом отношении платформа БРИКС+ представляет достаточно широкий географический диапазон различных регионов для реализации такого подхода. Возможно, мы наблюдаем излишнюю одержимость вопросами статуса и формального расширения состава стран БРИКС, когда на самом деле ключевым вопросом является содействие развитию «новых поколений БРИКС» и финансовых систем других развивающихся стран. Как отметил Бернштейн, «конечная цель, какой бы она ни была, ничто; движение – всё».

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.