Будущее Афганистана и имидж талибов в России

Выгоды России от вовлечения нашей дипломатией талибов в межафганский диалог очевидны. Но при этом каждая такая встреча вызывает практически истерику в определённых ура-патриотических кругах внутри самой России (пусть маргинализированных и не имеющих реального влияния на политику). О том, почему достижение мира в Афганистане так важно для национальных интересов России, пишет Олег Барабанов, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

В 1919 году Советская Россия стала первым государством в мире, признавшим независимый Афганистан. 28 мая 2019 года в Москве состоялось торжественное заседание, посвящённое столетию установления дипломатических отношений между Россией и Афганистаном. В нём приняли участие министр иностранных дел РФ Сергей Лавров, бывший президент Афганистана Хамид Карзай, представители Посольства Афганистана в Москве, а также, что немаловажно, делегация политического офиса движения «Талибан» в Дохе во главе с заместителем руководителя Движения Абдулом Гани Барадаром. На полях заседания состоялась и краткая беседа российского министра с представителями талибов.

Это заседание вновь продемонстрировало настроенность Москвы на активизацию диалога между всеми значимыми политическими силами в Афганистане. Оно продолжило серию уже становящихся регулярными встреч между властью и оппозицией в Афганистане при посредничестве России. Действуют и межафганский диалог, и Московский формат.

Как отметил в своём выступлении на упомянутом заседании Сергей Лавров, проведение этих переговоров «ознаменовало собой начало нового этапа на пути запуска мирного процесса, придание ему максимальной легитимности через вовлечение всех общественно-политических сил страны, включая оппозицию. В данном контексте с удовлетворением отмечаем присутствие в этом зале делегации Движения талибов».

Диалог Кабул – «Талибан»: роль российской дипломатии в Афганистане
Самуэль Рамани
Вовлечённость российской дипломатии в дела Афганистана вновь оказалась в центре внимания 9 ноября, когда в Москве состоялись прямые переговоры между делегацией движения «Талибан» и представителями Высшего совета мира Афганистана. Эти исторические переговоры были организованы министром иностранных дел России Сергеем Лавровым и, в частности, включали Индию в качестве «неофициального» участника, несмотря на весьма настороженное отношение Нью-Дели к переговорам с талибами.
Мнения экспертов

Тем самым эта московская встреча продолжила начавшиеся контакты российской дипломатии с ответственными талибами. Этот процесс имеет вполне чёткое и очевидное объяснение. Россия, пожалуй, как никто другой из крупных держав, заинтересована в политическом решении афганского кризиса и возвращения мира и стабильности в эту страну. Это необходимо для обеспечения безопасности как наших границ, так и наших союзников по Организации договора о коллективной безопасности. Очевидно дестабилизирующее воздействие конфликта в Афганистане и на общую стабильность в регионе Центральной Азии. Связаны с этим и проблема терроризма, и незаконная торговля оружием, и наркотрафик из Афганистана.

И также очевидно, что добиться устойчивого мира в Афганистане возможно только при вовлечении в диалог и укрепление доверия всех значимых политических сил страны. Без талибов такой мирный процесс попросту невозможен. Как потому, что они контролируют значительную часть территории страны, и все попытки американцев и их союзников в ходе многолетней войны сломить талибов ни к чему не привели, так и потому, что ответственные и умеренные талибы многими в пуштунской среде воспринимаются как своё национальное движение в широком смысле слова, и игнорировать этот фактор в афганском урегулировании также невозможно.

Важно также отметить и пакистанский контекст в афганском урегулировании. После недавнего вступления Пакистана в Шанхайскую организацию сотрудничества достаточно сильно активизировались двусторонние контакты России с этой страной. Немаловажно, что значительная часть российско-пакистанских проектов развивается в сфере военного сотрудничества и диалога в сфере региональной безопасности. Проблематика Афганистана занимает здесь далеко не последнее место. И в пакистанских экспертных кругах можно проследить практически консенсус насчёт того, что рано или поздно именно талибы станут доминирующей политической силой в Афганистане. В случае возможного вывода американских войск это, по их мнению, произойдёт почти автоматически. Но и сохранение американцев в стране не сможет бесконечно сдерживать талибов. Карты контролируемых талибами территорий это подтверждают.

При этом многие в Пакистане также рассматривают талибов как национальное пуштунское движение в широком смысле. Немаловажно в этой связи, что и нынешний премьер-министр Пакистана Имран Хан, и министр обороны страны Первез Хаттак являются пуштунами по национальности. И в их политике по отношению к афганскому урегулированию можно проследить и элементы общепуштунской солидарности, и стремление добиться того, чтобы в будущем Афганистане у власти находились бы ответственные силы, которые бы признавали нынешнюю пакистано-афганскую границу по так называемой «линии Дюранда» и не посягали бы на территорию Пакистана (что далеко не всегда обеспечивается сейчас). Поэтому здесь у Пакистана и России появляются общие интересы по миру и стабильности в Афганистане, и упомянутое укрепление двустороннего диалога (с учётом влияния Пакистана на ответственных талибов) может послужить на пользу политическому урегулированию конфликта.

Тем самым выгоды России от вовлечения нашей дипломатией талибов в межафганский диалог очевидны. Но при этом каждая такая встреча вызывает практически истерику в определённых ура-патриотических кругах внутри самой России (пусть и маргинализированных и не имеющих реального влияния на политику). Вот и после нынешнего заседания в связи с юбилеем дипотношений в различных газетах и на сайтах подобного рода появились заметки с крайне резкой, а то и оскорбительной критикой российского министра. Весьма прозрачно читались в них и исламофобские посылы. Впрочем, некоторые из этих заметок через пару дней были удалены из сети, но тем не менее факт остаётся. И попытки взбудоражить общественное мнение в России по поводу наших контактов с талибами и поставить под сомнение действенность и эффективность российской дипломатии, скорее всего, будут продолжаться.

При этом абсолютно понятно, что информационные кампании подобного рода имеют целью не только политическую игру, но и вполне очевидное стремление помешать реализации национальных интересов России по достижению мира в Афганистане и фактически сорвать процесс афганского урегулирования изнутри России.

Нужно ли противодействовать этому в российском информационном пространстве? Или же просто не обращать внимания на очередных маргиналов? С одной стороны, здесь очевидно полное понимание всей деликатности и часто непубличности дипломатических переговоров по афганской тематике в ситуации, когда наша дипломатия ради обеспечения национальных интересов страны преодолевает устаревшие стереотипы «свой-чужой» и старается обеспечить инклюзивный межафганский диалог. Излишняя информационная полемика здесь не всегда может быть уместна. С другой стороны, если на проблему не реагировать, то она будет только расширяться. И, возможно, и нам, и нашим афганским партнёрам стоило бы обратить внимание на такую вещь, о которой до недавнего момента, даже нельзя было и подумать. Это имидж ответственных талибов в России. Вполне вероятно, что работа в этом отношении могла бы оказать благотворное влияние на восприятие российским общественным мнением процесса афганского урегулирования.

Россия и «Талибан»: стабилизируя Афганистан
Мухаммад Атар Джавед
Организованная Россией мирная конференция в Москве 9 ноября положительно повлияла на возможный мирный процесс в Афганистане. Америка чисто физически находится далеко от этого центра терроризма, хотя в качестве глобальной державы она считает себя соседом всех стран мира. Но всё же прямой угрозой исходящий из Афганистана терроризм является именно для государств региона – Пакистана, Ирана, Китая, России и её центральноазиатского подбрюшья. Поэтому их интерес к Афганистану вполне оправдан.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.