Мнения экспертов Восточный ракурс
А у нас трубопровод! О перспективах сотрудничества России и Китая на мировом рынке природного газа

Соглашение о сотрудничестве между российскими и китайскими энергетическими компаниями – несомненно, большой шаг вперёд и символ российско-китайского всеобъемлющего стратегического партнёрства и сотрудничества в новую эпоху. Как заявил Си Цзиньпин на II Российско-китайском энергетическом бизнес-форуме, в плане энергетического сотрудничества перед нашими странами открываются значительные перспективы, пишет Ху Аньган, декан Института современных китайских исследований, профессор экономики школы государственной политики и управления в Университете Цинхуа. 

В последние годы потребление Китаем природного газа резко возросло: его доля в мировом потреблении увеличилась с 3,4% в 2010 году до 6,6% в 2017-м. В связи с этим есть потребность в импорте.

В то же время Россия – крупнейший производитель природного газа: в 2017 году на неё пришлось 17,3% от мировых объёмов добычи при потреблении около 11,6%, что оставляет возможность для экспорта. 

Поэтому в плане потребления и поставок природного газа Китай и Россия дополняют друг друга, а также имеют потенциал для стабильного и долгосрочного сотрудничества, в котором Россия станет крупнейшим поставщиком природного газа в Китай.

В дополнение к проекту строящегося сейчас российско-китайского газового трубопровода «Сила Сибири», сотрудничество между Китаем и Россией простирается до создания совместного предприятия для развития арктического СПГ-проекта, что позволит поставлять российские СПГ и природный газ напрямую в прибрежные регионы Китая. Таким образом российский СПГ сможет попадать на китайский рынок наиболее дешёвым, высокоэффективным и конкурентоспособным путём.

Увеличивающаяся потребность Китая в природном газе связана главным образом с двумя обстоятельствами. Во-первых, учитывая его долгосрочную потребность в национальном экономическом развитии, его спрос на газ переживает высокоэластичный рост, который превышает темпы роста экономики, составляющего 6%. Во-вторых, сейчас Китай находится в процессе перехода к экологичной, низкоуглеродной и устойчивой модели развития, которая предполагает увеличение доли природного газа в энергетике до 15% к 2030 году. Это значит, что Китаю предстоит стать крупнейшим в мире импортёром природного газа. В докладе Международного энергетического агентства «Мировой рынок природного газа на 2018 год» отмечается, что это случится уже в 2019 году, так что зависимость Китая от импорта увеличится от 39% до 46%, где наибольшая доля придётся именно на СПГ. 

Обеспечивая стабильность энергетического рынка
Кристоф Ван Агт
О том, являются ли санкции новым глобальным регулятором и какие существуют меры для ослабления их воздействия на мировую экономику с точки зрения Международного энергетического форума (МЭФ), который предлагает диалог производителей и потребителей между 72 странами-членами, пишет Кристоф ван Агт, старший аналитик, МЭФ.
Мнения экспертов

С точки зрения структуры поставок энергии в Китай, в 2018 году на долю производства природного газа приходилось лишь 5,5%, что составило 3% от мира в целом. С учётом структуры потребления энергии в Китае в том же 2018 году природный газ занимал в ней 7,8%, что составило 6,6% от мирового потребления. Итак, зазор между спросом и предложением очевиден. В связи с этим Китай вынужден импортировать большое количество природного газа.

В 2018 году зависимость Китая от других стран в плане природного газа выросла до 45,3%, что зачастую становится предметом беспокойства китайских граждан. Однако же я полагаю, что пугаться таких цифр не стоит. Во-первых, в плане обеспечения ресурсами такая тенденция неизбежна. Во-вторых, Китай может позволить себе закупать ресурсы и платить за них. В 2017 году Китай импортировал природного и искусственного газа на сумму в 33 миллиарда долларов, что составило 1,8% от объёма его импорта в целом. В дальнейшем эта цифра может быть увеличена. В-третьих, китайский импорт нуждается в диверсификации. В настоящее время 40% от него приходится на Центральную Азию, 25% – на Австралию, некоторая доля также на Россию. Эти источники импорта следует сделать стабильными. В-четвёртых, нужно поощрять китайские энергетические компании выходить на глобальный рынок путём взаимодействия с крупнейшими предприятиями, совместно разрабатывая энергетические ресурсы и экспортируя их обратно в Китай. Это позволит не только стабилизировать источники для нашего рынка, но также уменьшит колебания цен – ко всеобщей выгоде.

Китайскому рынку СПГ предстоит стать крупнейшим в мире, иначе говоря – стать открытым и конкурентным. Поскольку рыночная экономика предполагает, что потребители будут искать самую низкую цену и что главным показателем является соотношение цена-качество, речь не идёт об отношениях «замещения».

Из-за торговой войны между Китаем и США цена на китайский импорт СПГ из США будет искусственно задрана, что нарушит соотношение предложения и спроса на рынке.

Как крупнейший в мире закупщик, Китай заслуживает получать продукт высокого качества по разумной цене. Более того, он должен сыграть определённую роль в стабилизации цен на мировом рынке природного газа.
Дёшево и сердито: о санкциях и их эффективности
Штефан Баризитц
Причина, по которой экономические санкции популярны у правительств, применяющих их в качестве инструмента, несмотря на то, что в большинстве случаев они вряд ли достигнут своей официально намеченной политической цели, заключается в том, что их можно рассматривать как чёткий символический сигнал, выражающий неодобрение поведением страны, в отношении которой вводятся ограничения. Санкции обладают моральной ценностью. Их введение также намного менее рискованно, чем военная интервенция, пишет Штефан Баризитц, старший экономист отдела внешних исследований в Австрийском национальном банке.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.