А Brexit и ныне там

Позиция Терезы Мэй становится всё слабее – её провальный визит в Страсбург и дезертирство министров кабинета в ходе ключевых голосований в парламенте ещё больше подточили её авторитет. Но на какое-то время она обрела силу – потому что никто ни в одной из партий не хотел бы занять её место в настоящий момент. На её «сделке» ещё не поставлен крест. То же самое – в ближайшие пару недель – можно сказать и о самой Мэй, полагает ведущий автор редакционных комментариев и колумнист газеты The Independent Мэри Дежевски

Подошла к концу, пожалуй, самая бурная неделя в британской парламентской политике последнего времени – а у страны так и нет чёткого графика выхода из Европейского союза. И меньше двух недель остаётся для того, чтобы предотвратить общепризнанно наихудший сценарий: покинуть ЕС, не достигнув соглашения. 

Единственный определённый результат четырёх дней яростных дебатов в Палате общин и десятков голосований с минимальным подчас перевесом голосов – это решение просить Брюссель об отсрочке Brexit. Это дало бы британскому правительству три дополнительных месяца для достижения соглашения – «сделки» – о цивилизованном разводе с ЕС.

Но тут возникают свои вопросы. Если будет дана отсрочка, то насколько? Британское правительство рассчитывает на три месяца, до 30 июня. Почему именно эта дата? ЕС неоднократно подчёркивал, что 26 мая должны состояться выборы в Европейский парламент, и перенос дедлайна по Brexit на любую дату позже 2 июля, когда начинается новая сессия Европарламента, будет означать, что Великобритания должна будет избрать евродепутатов на новый срок. Британское правительство хочет избежать этого любой ценой – отчасти из-за расходов, но также потому, что это могло бы дать избирателям сигнал о том, что Brexit может так и не состояться.

Brexit потрясает основы британской политики
Раньше Великобритания была символом политической стабильности, и большинство британцев, как и многие другие, всё ещё предпочитают думать о ней именно так. У Соединённого Королевства нет письменной конституции, но её основные принципы обязаны своим происхождением Великой хартии вольностей и с тех пор постоянно совершенствовались на протяжении веков. Были заговоры и восстания, но они проваливались. Были Гражданская война и Революция, но также была и Реставрация. В современной истории ни один захватчик не прорвался через Ла-Манш, и не было никаких военных переворотов. Но после 23 июня 2016 года эту стабильность, по крайней мере в политической сфере, уже трудно воспринимать как должное. Сами основы конституционного строя страны выглядят пошатнувшимися. О причинах происходящего пишет для ru.valdaiclub.com Мэри Дежевски, колумнист газеты The Independent.
перейти
© Reuters

Однако решение просить об отсрочке чревато ещё одной проблемой. Оно ставит Британию – уже не в первый раз – в позицию просителя. Речь идёт о переносе крайнего срока выхода из ЕС, который сам британский парламент установил два года назад. И есть опасение, что Брюссель может предложить только более длительную отсрочку – на год или даже два – на том основании, что потребуется новый раунд переговоров. 

Но можно предположить, что такой сценарий не так уже и плох для премьер-министра Терезы Мэй. Британский парламент дважды – и значительным большинством голосов – отверг «сделку», которую она выторговала летом, и условия которой были впоследствии немного пересмотрены, принимая во внимание отношения с Ирландией. Но значительный перенос дедлайна Брюсселем, возможно, убедил бы бескопромиссных сторонников Brexit из числа депутатов-консерваторов в том, что их дело может быть проиграно. И они неохотно, но приняли бы условия «сделки» Терезы Мэй. 

И тут стоит взглянуть на текущую ситуацию. Вечером в понедельник Тереза Мэй посетила Брюссель, чтобы получить официальные уточнения по Ирландии. Однако ещё до того, как новая информация была представлена Парламенту, депутат-консерватор сэр Джеффри Кокс отверг предполагаемые уступки, назвав их, по сути, бессмысленными. Это привело к тому, что Парламент уже во второй раз проголосовал против «сделки» Мэй, хотя уже не таким значительным большинством голосов, как в первый. Это было во вторник. 

В среду состоялось, возможно, ещё более важное голосование, когда депутаты решили, что Великобритания не должна выходить из ЕС без «сделки». Исходя из этого, в четверг они вели дебаты о том, просить ли Брюссель об отсрочке дедлайна. Это решение было принято убедительным большинством, с перевесом более чем в 40 голосов. Но судьба двух поправок к основному предложению говорит нам о границах возможного. Первая из них – о проведении нового референдума по Brexit – была отвергнута значительным большинством. Идея ещё одного референдума популярна среди сторонников ЕС, надеющихся на иной результат, но неприемлема для сторонников Brexit по той же самой причине.

После Brexit: варианты геополитического выбора для Евросоюза
Одним из последствий Brexit может стать перенастройка интересов внутри НАТО, а в более отдалённой перспективе – создание европейской военной организации, в которой влиятельную роль будет играть Германия. Что в свою очередь сулит нормализацию освобождённой от американского влияния политики Европы в отношении России.
перейти
© Reuters

Ещё одна поправка – о том, что отсрочка дедлайна по Brexit должна быть ограничена тремя месяцами – также была отклонена, но с перевесом всего в три голоса, что выявило глубину раскола в Парламенте. Результат был интерпретирован так, что мандат на ведение переговоров вроде бы остаётся в руках правительства. Решение об установлении жёсткого дедлайна фактически означало бы передачу мандата парламентариям. 

Ещё одно наблюдение: голосования в парламенте на прошлой неделе показали, как пострадала партийная дисциплина – по крайней мере, в том, что касается Brexit. Депутаты от оппозиционной Лейбористской партии голосовали за меры, предложенные правительством – и наоборот. Министры, даже члены кабинета (которые в британской системе избираются из числа парламентариев) голосовали против предложений правительства или воздерживались. Министр по Brexit сначала озвучивал позицию в Парламенте, а затем – голосовал против неё! 

Это не означает, как предполагают некоторые, что партийная система окончательно рухнула. Скорее, речь идёт о том, что обе основные партии расколоты по данному вопросу, и депутаты голосуют, исходят из собственных суждений или из чувства ответственности перед своими избирателями. Вероятно, хаос в парламенте не распространится на другие вопросы – но он может означать, что со временем партийная система будет ослаблена.

Всё, что происходило на прошлой неделе, не означает и того, что 29 марта Великобритания не выйдет из ЕС. Остаётся слишком много открытых вопросов. Есть три основных варианта. Мэй может получить одобрение своей «сделки» в парламенте с третьей попытки, особенно, если убеждённые сторонники Brexit испугаются, что слишком длительная отсрочка, данная Брюсселем, поставит под угрозу весь их проект. В этом случае возможен организованный выход.

Может, однако, случиться и так, что её «сделка» будет отвергнута в третий и даже в четвёртый раз, а соглашение с Брюсселем об отсрочке не будет достигнуто. В этом случае Британия с треском вылетит из ЕС 29 марта без «сделки». А может быть и так, что Лондон договорится с Брюсселем о длительной отсрочке, что даст время для того, чтобы внести изменения в нынешнюю «сделку» (маловероятно), или договориться об ином соглашении (сейчас его называют «Общий рынок 2.0»), по которому Великобритания выходит из ЕС, но сохраняет членство в Европейской экономической зоне. 

Тем временем, позиция Терезы Мэй становится всё слабее – её провальный визит в Страсбург и дезертирство министров кабинета в ходе ключевых голосований в парламенте ещё больше подточили её авторитет. Но на какое-то время она обрела силу – потому что никто ни в одной из партий не хотел бы занять её кресло в настоящий момент. На её «сделке» ещё не поставлен крест. То же самое – в ближайшие пару недель – можно сказать и о самой Мэй.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.