32 месяца войны в Йемене: кому достанутся политические дивиденды после смерти Салеха?

04.12.2017
В понедельник, 4 декабря, в столице Йемена Сане был убит бывший президент страны Али Абдалла Салех. Это произошло в результате столкновений между сторонниками Салеха и движением хуситов, которые до недавнего времени были союзниками в борьбе с саудовской коалицией. О последствиях убийства Салеха рассказал в интервью ru.valdaiclub.com старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Сергей Серебров.

События последних дней, начиная с 30 ноября 2017 года, которые привели к расколу альянса, действующего с начала войны, коренным образом повлияли на расстановку сил. Бывший президент Али Абдалла Салех, правивший страной 33 года, оставался лидером крупнейшей партии Йемена, Всеобщего народного конгресса. Он считался лицом, контролирующим республиканскую гвардию и службу безопасности, костяк которой сохранил лояльность именно ему, а не президенту Абд-Раббу Хади, с начала конфликта находящемуся в Эр-Рияде.

Поэтому раскол этого альянса и призыв Салеха к саудовской коалиции начать с новой страницы в обмен на мир обернулся совершенно другой стороной: Саудовская Аравия начала оказывать военную поддержку Салеху и усилила бомбардировки территории страны. Это вылилось в острый вооружённый конфликт в Сане между хуситами и силами Салеха, в результате которого он был убит, а вся территория Саны контролируется сейчас силами правительства, созданного в 2016 году в коалиции Салеха и хуситов.

По информации, поступающей из Саны, можно сделать вывод о том, что министерство внутренних дел полностью контролирует ситуацию в столице, и эти события изображаются как подавление мятежа, направленного на поражение Йемена в войне с Саудовской Аравией. Речь идёт о том, что на данный момент ситуация не продвинулась в сторону, которая указывала бы на быстрое поражение хуситов.

Йеменский капкан: крупная геополитическая игра с непредсказуемым финалом Сергей Серебров
Реальная структура йеменского кризиса далека от картины гражданской войны между силами законной власти и мятежниками, якобы совершившими переворот в 2015 году. Конфликт между кланами элит, десятилетиями правивших Йеменом, вылился в раскол мощных племенных коалиций, которые служили фундаментом государственности на севере Йемена с момента образования ЙАР.

За 32 месяца войны йеменцы так натерпелись от бомбардировок саудовской авиации и потеряли такое количество населения и инфраструктуры, что вполне возможно, что хуситам удастся сохранить поддержку населения для отпора саудовской коалиции. Таким образом, война может выйти на новый уровень и продолжиться.

С другой стороны, можно ожидать, что саудовская коалиция и её главнокомандующий наследный принц Мохаммед бен Салман, возможно, примут решение в связи с гибелью такой крупной политической фигуры Йемена, как Салех, объявить по крайней мере перемирие, чтобы хоть как-то поддержать надежды населения на то, что они могут спастись от голода и эпидемий, поразивших страну. Тогда, конечно, политические дивиденды достанутся Эр-Рияду. Если же эта ситуация будет использоваться для наращивания боевых действий со стороны коалиции против той части территории, на которой проживает примерно 20 миллионов йеменцев, то конфликт может перейти на новую стадию эскалации.

Россия с самого начала конфликта выступала за то, чтобы он был как можно скорее переведён в русло политического урегулирования, не занимая сторону хуситов, не становясь на сторону каких-либо альянсов.

Нужно отметить, что и роль Ирана здесь достаточно преувеличена, поскольку прямых связей между хуситами и Ираном никогда не было. В части военной поддержки, финансирования – таких фактов не установлено. Вся сухопутная граница – территория, контролируемая салехо-хуситским альянсом – проходит вдоль границ Саудовской Аравии. Поэтому вряд ли можно предположить, что, направляясь к хуситам, тысячу километров оружие может преодолевать сухопутным путём. Также невозможно предполагать, чтобы оно поступало и через морские каналы, потому что блокада, установленная 25 марта 2015 года, продолжается до сих пор. И все суда, заходящие в красноморские порты Йемена, очень жёстко контролируются.

Что касается религиозных отношений (поскольку и те, и другие – шииты), здесь тоже большой вопрос, поскольку школа зейдизма – наполовину суннитская. Они не разделяют тех взглядов, которые исповедают шииты Ирана, и у них есть основания для того, чтобы иметь противоречия в этой области.


Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Дальний Восток – плацдарм взаимовыгодного сотрудничества России со странами АТР
15.12.2017
Новые стратегические приоритеты политики России в Азии и пути развития экономических связей в регионе стали предметом дискуссии на сессии клуба «Валдай» «Поворот России на Восток: следующее

Рубрика:
События клуба
Ли Чжэ Сын о будущем отношений России и Южной Кореи
15.12.2017
Ли Чжэ Сын, профессор и заместитель декана Высшей школы международных исследований Корейского университета, рассказывает о будущем отношений России и Южной Кореи, в сфере торговли энергоресурсами,

Рубрика:
Видео
Смогут ли НАТО и Турция вычеркнуть друг друга из списка врагов?
15.12.2017
За словом «НАТО» стоят Соединённые Штаты. Именно поэтому возможность установления Турцией плодотворных отношений с НАТО до того, как будут решены проблемы с делом Зарраба в США и вооружения

Эксперт: 
Синан Оган

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться